новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   Печать Контакты
Статьи - 5 последних
  •  Первый день на новой работе
  •  Женщина-руководитель: проблема самоактуализации в контексте полоролевых характеристик личности
  •  Полоролевые стереотипы как регуляторы самопринятия человека в качестве субъекта деятельности
  •  Гендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии: проблемы и стратегии профессионализации
  •  Гендерные аспекты социальной адаптации в условиях ранней профессионализации
  • Тесты - 5 популярных
  •   Способны ли вы убить человека?
  •   Проверьте свою память
  •   Каков Ваш характер?
  •   Насколько Вы довольны жизнью?
  •   Довольны ли Вы собой?
  • Голосование
    Ваше мнение о навигации и удобству представления материалов данного сайта
    Организацию представления разделов и материалов нужно улучшить
    Нужны небольшие изменения в навигации
    Ничего не нужно менять

    результаты
    Поиск по сайту
    Расширенный поиск
    Рассылка новостей



    Начало - Этология - Неистовый Эфроимсон

    С.Э. Шноль
    Неистовый Эфроимсон


    В.П. Эфроимсон
           В распределении по фракциям человеческой популяции Владимир Павлович Эфроимсон принадлежит к малочисленной фракции героев. Его жизнь, как и жизнь других героев, вовсе не пример для всех остальных. Остальные -- обычные люди -- так жить не могут. Но знание жизни героев помогает и нам, обычным.
           Кажется, что у него было несколько жизней.
           В.П. Эфроимсон родился 21 ноября 1908 года. Они жили в доме страхового общества "Россия" на Лубянке. В том самом (ныне перестроенном) доме, где потом разместились ЧК и НКВД. После первого ареста следователь кричал дерзкому арестанту: "Да знаете, где вы находитесь!" -- "Знаю, -- отвечал Владимир Павлович, -- я дома, а вы..."
           В школе он чрезвычайно увлекся историей. Однако в 1925 году поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета и "попал под влияние" Н.К. Кольцова и его сотрудников -- классиков С.С. Четверикова, М.М. Завадовского, Г.О. Роскина и других. Генетика увлекла его на всю жизнь.
           В 1929 году началось "приведение в порядок" естественных наук. Попробуйте представить себе сцену -- разгоряченное собрание, все пламенно "клеймят" профессора Четверикова. Студент Эфроимсон, один против всех, произносит резкую речь в его защиту. Ректором университета в то время был зловещий А.Я. Вышинский, оставшийся в нашей истории как государственный обвинитель на инсценированных процессах 30-х годов.
           С.С. Четверикова защитить не удалось. Он был арестован и сослан. За выступление в защиту Четверикова Эфроимсон был исключен из университета и восстановиться ему не удалось. Кольцов пытался ему помочь. Он характеризовал студента Эфроимсона как талантливого исследователя, выполнившего важные исследования.
           Первое из них -- зависимость числа летальных мутаций у дрозофилы от дозы рентгеновского излучения. Такое же исследование удалось провести и тщательно проанализировать несколько позже в Берлин-Бухе Н.В. Тимофееву-Ресовскому (вместе с М. Дельбрюком и К.Г. Циммером). Это была первая работа Эфроимсона, которая могла бы привести, но, в силу "обстоятельств", не привела к принципиальным сдвигам в этой области. Кольцов в своем отзыве упоминает еще две важных завершенных работы своего ученика -- но его в университете не восстановили. Так и остался он до конца жизни без университетского диплома (как и Н.В. Тимофеев-Ресовский).
           В 1930 году Владимир Павлович начал работы по генетике тутового шелкопряда в Северо-Кавказском институте шелководства и пришел к важному выводу, что существует равновесие между частотой мутирования и интенсивностью естественного отбора. Отсюда он вывел формулу для измерения частоты мутирования у человека. В 1932 году он продолжил эти исследования в Медико-генетическом институте, созданном и руководимом С.Г. Левитом. Но вскоре был арестован.
           Его арестовали в конце 1932 года за участие в работе "Вольного философского общества". Однако Владимир Павлович вовсе не был членом этого общества и к моменту ареста уже более трех лет заседания общества не посещал. Истинной причиной ареста было выступление в защиту профессора С.С. Четверикова.
           Владимир Павлович был осужден на три года лагерей. На каторжный труд, унижение и голод. Он вышел на свободу в 1936 году, успел сделать глубокие научные исследования, защитить кандидатскую диссертацию, пройти всю войну, окончить ее в чине старшего лейтенанта с орденами и защитить после войны докторскую диссертацию.
           Он был арестован вторично в 1949 году за бесстрашную борьбу с Лысенко.
           Владимир Павлович выжил, и не просто выжил, а сохранил неистовый, несломленный облик. Он работал во славу науки всю жизнь. И всю жизнь ему не давали работать. Его первая большая статья о грузе летальных мутаций человека, написанная в 1932 году, так и не была опубликована полностью. Его первая большая книга, написанная по результатам работы 1936-1938 годов в Ташкенте, в Среднеазиатском институте шелководства, и посвященная генетике тутового шелкопряда, была даже принята к печати, но в свет не вышла.
           Владимир Павлович работал по 18 часов в сутки. Он выполнил огромную работу, результаты обобщил в этой книге -- и всего за полтора года. Его уволили из института "за малую эффективность научной работы". Он переехал на Украину и работал на Всеукраинской станции шелководства. Написал новую книгу "Проблемы генетики, селекции и гибридизации тутового шелкопряда". И в 1940 году был уволен. И эта книга в свет не вышла. За несколько дней до начала Великой Отечественной войны он защитил кандидатскую диссертацию.
           Он был в армии с августа 1941 по ноябрь 1945 года. Был эпидемиологом, санитарным врачом, переводчиком, разведчиком. Награжден тремя боевыми орденами и восемью медалями. Но он был Эфроимсоном -- в конце войны, когда наши войска вошли в Германию, он восстал против насилия над мирными жителями -- написал протест командованию. Этого ему не забыли. Именно протест как "клевета на Советскую армию" был одним из формальных поводов его ареста в 1949 году.
           После войны до августа 1948 года он работал в Харьковском университете -- читал лекции и вел практические занятия по генетике. В 1947 году защитил докторскую диссертацию. Но ученую степень ему присудили лишь чврез... 15 лет, в 1962 году -- после ареста, каторги, реабилитации.
           Зато в начале 1948 года он провел глубокое и очень опасное (для себя) исследование преступной деятельности Лысенко. Этот тщательно документированный научный труд он передал в Отдел науки ЦК ВКП(б).
           Дни Владимира Павловича на свободе были сочтены. Он был арестован в мае 1949 года. Требовал, чтобы в обвинительном заключении было указано, что он арестован из-за борьбы с Пысенко. Он не рассказывал, как палачи добивались от него подписи под обвинением в антисоветской деятельности. Не добились. Он перенес издевательства. Не подписал. В первые годы в лагере он был в отдельном бараке особо строгого режима -- с такими же не подписавшими.
           Все годы на каторге Владимир Павлович не унимался -- он не мог смириться с пребыванием "во главе" науки Лысенко. Выйдя на свободу, он вновь подал свой труд, обвиняющий Лысенко в преступлениях против государства, против науки, в Прокуратуру СССР. Жена "висела" у него на шее, пытаясь остановить. Не остановила. С ним было нелегко.
           Его опять никуда не брали на работу. На всю жизнь сохранил он восхищение замечательным человеком Маргаритой Ивановной Рудомино -- она была директором Библиотеки иностранной литературы и преодолевала все трудности, чтобы брать на работу ранее репрессированных. Владимир Павлович знал все основные европейские языки. Он бросился в работу в своем неистовом стиле. Писал статьи и обзоры по генетике человека. В 1961 году написал новую книгу "Введение в медицинскую генетику". Ее удалось опубликовать лишь в 1964 году. В 1967 году Владимир Павлович стал заведовать отделом генетики Московского института психиатрии Минздрава РСФСР. Им была создана научная школа и выполнены работы по генетике нервных болезней. Написана целая серия статей и итоговая книга "Генетика олигофрений, психозов и эпилепсий" (вместе с М.Г. Блюминой).
           Но он был "неудобен" для начальства. В 1975 году, в период самой активной исследовательской работы, его заставили уйти на пенсию. По ходатайству многих коллег Владимир Павлович был принят на работу в качестве профессора-консультанта в Институт биологии развития имени Н.К. Кольцова. В этом качестве он прожил крайне продуктивный последний период своей жизни. Крайне продуктивный -- написанными, бесценными, но не опубликованными книгами.
           В 1983-1984 годах я бывал у Владимира Павловича дома, записывая его рассказы о жизни и о науке. Меня поражал его архив, особенно многотысячная картотека -- - материалы о медицинском, социальном и психологическом облике множества исторических личностей.
           Быт его был крайне суров. По 12-14 часов в сутки он работал в Ленинской библиотеке. Там у него был свой стол. В доме его не было ни радио, ни телевизора. Он спешил. Никаких отвлечений. Он писал книги. Как-то раз он предложил мне взять для сохранения весь архив -- картотеку. Этого я сделать не мог -- негде было с достаточной надежностью разместить все это бесценное богатство. Тогда он предложил мне и моему брату, И.Э. Шнолю, взять на сохранение рукописный экземпляр книги, посвященной политическому и социологическому анализу дореволюционной и послереволюционной истории нашей страны и машинописные копии двух других его книг: "Генетические аспекты биосоциальной проблемы формирования личности" и "Биосоциальные факторы повышенной умственной активности".
           Последняя книга была депонирована 15 марта 1982 года в ВИНИТИ (N 1161). Депонирована, т.е. взята на сохранение с возможностью получения ее копий по индивидуальным заказам. Тем не менее, Владимир Павлович счел необходимым раздать ее машинописные копии на сохранение разным людям -- он знал, сколь ненадежны бывают обязательства наших государственных учреждений. Он не надеялся на ее "нормальное" издание.
           Книга эта уникальна. Она войдет в число ценностей, остающихся для последующих поколений от ХХ века. И дело вовсе не в конкретной интерпретации биохимических механизмов -- предпосылок сверхобычной умственной активности гениев. Замечательна вся концепция автора и необъятность использованного им исторического материала. Несомненно, все книги, все труды Эфроимсона на русском и английском языках будут опубликованы. Важно, чтобы это произошло как можно быстрее.

    новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   вверх


    Copyright @FOLLOW 2000-2006
    Designed by follow.ru