новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   Печать Контакты
Статьи - 5 последних
  •  Первый день на новой работе
  •  Женщина-руководитель: проблема самоактуализации в контексте полоролевых характеристик личности
  •  Полоролевые стереотипы как регуляторы самопринятия человека в качестве субъекта деятельности
  •  Гендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии: проблемы и стратегии профессионализации
  •  Гендерные аспекты социальной адаптации в условиях ранней профессионализации
  • Тесты - 5 популярных
  •   Способны ли вы убить человека?
  •   Проверьте свою память
  •   Каков Ваш характер?
  •   Насколько Вы довольны жизнью?
  •   Довольны ли Вы собой?
  • Голосование
    Ваше мнение о навигации и удобству представления материалов данного сайта
    Организацию представления разделов и материалов нужно улучшить
    Нужны небольшие изменения в навигации
    Ничего не нужно менять

    результаты
    Поиск по сайту
    Расширенный поиск
    Рассылка новостей



    Начало - НЛП - Литература - С тех пор они жили счастливо

    1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
    Лесли Кэмерон-Бэндлер
    С тех пор они жили счастливо


    Глава 4. Типы когнитивного поведения

          Есть терапевты, которые полагают, что сексуальная дисфункция не является проблемой; если возникают трудности, они считают проблемой “отношения”. Но что это значит — проблемы в отношениях? Слово “отношение” — это искаженный дериват слова “устанавливать связь”, “относиться” (relate). Нет осязаемого объекта, который можно было бы назвать “отношением”; есть процесс, в котором одушевленные существа устанавливают связь, вступают в отношения друг с другом. Некоторые терапевты полагают, что “забота” или “доверие” включают отношения в работу. Но что такое “забота” и, в особенности, “доверие”? Это просто слова, подразумевавшие события, которые не определены по отношению к какому бы то ни было определенному человеческому опыту. Если мы будем понимать “отношения”, ограничивая это процессом “установления связей”, мы можем задать вопросы: кто устанавливает отношения и с кем? Как это устанавливание отношений между ними приносит несчастье и неудовлетворенность? Как они могут устанавливать отношения, чтобы это порождало более желательные переживания? Ответы на эти вопросы обнаружат полезную информацию относительно структуры текущего и желательного состояния клиентов.
          Часто легко обнаружить, когда люди не установили хороших отношений — они просто вам скажут об этом. Они скажут об этом вербально, равно как и невербально. Их вербализация будет представлять их опыт, как карта представляет территорию. Люди используют слова, чтобы описать, что, как они полагают, происходит. Они никогда не могут сказать вам, что в действительности произошло, так же как карта никогда не может быть полным представлением территории. Следовательно, важно иметь в виду, что то, что люди говорят, это не то, что в действительносmи произошло, а лишь то, что они сознательно пережили. Между тем и другим есть огромная разница. Так что когда двое рассказывают мне различные истории об одном и том же инциденте, я знаю, что они оба правы. В типичном случае дело не в том, что один говорит правду, а другой лжет. Скорее дело в том, что из всего, на что можно было бы обратить внимание в ситуации, каждый рассказывает только то, что он сознавал в своем опыте.
          Содержание вербализации человека рассказывает вам о его представлениях. Процессуальный аспект вербализации показывает, как он достиг этих представлений. Почти во всех парах, с которыми я работала, есть несогласие относительно того, что происходит между ними. Он говорит, что происходило “а” и “б”, а она — что больше похоже на “х” и “у”. Заметить, в чем различаются их описания, важно для понимания того, в чем искажена их коммуникация. Именно здесь, на процессуальном уровне коммуникации, вы начинаете находить, как лучше его направлять изменения. Слова, которыми каждый из нас пользуется для выражения себя — это индикаторы элементов нашего сознательного опыта, они могут указать путь от неудовлетворения к чувству свершения.

    Репрезентативные системы

          В каждый момент времени мы можем сознавать лишь небольшую часть нашего опыта. Например, в тот самый момент, когда вы читаете это предложение, вы могли бы сознавать звуки вокруг вас, качество воздуха, которым вы дышите, тип шрифта, который вы читаете, величину полей, вкус у себя во рту, тяжесть и положение вашей левой руки. Возможно, что читая про каждую из возможностей, вы перемещаете сознание на то, что предлагается. Маловероятно, что вы все это сознавали до того, как прочитанное предположение направило вас на это. Предполагается, что человеческое сознание может удерживать семь плюс-минус два объекта информации в один момент, что означает, что сознание — ограниченный феномен. Специфические аспекты опыта, которые вы приводите в сознание, определяются взаимодействием ваших нынешних сенсорных возможностей, мотиваций и предыдущего научения.
          Если вы слушаете лекцию эрудированного и умеющего говорить педагога, маловероятно, что вы будете сознавать цвет ботинок незнакомца, сидящего через два стула от вас. Ваше внимание будет приковано к лектору. Если лектор скучен, вы можете осознавать чувства скуки, одиночества, которые будут мотивировать вас оглядеться вокруг в поисках того, с кем можно установить личностный контакт. В этом случае вы можете ярко осознавать цвет ботинок незнакомца и то, как он одет. Так наличная мотивация определяет аспекты опыта, которые вы приводите в сознание. В детстве вы научили ценить один аспект семейного общения больше, чем другие. Если ваша мать говорила: “Все в порядке,” — и при этом сжимала зубы, руки ее сжимались в кулаки и слезы стояли на глазах, — чему вы верили, тому что видели, или тому, что слышали? Если отец словами вас журил за мелкий проступок, но при этом весело улыбался и похлопывал вас по спине, чему вы верили? Можно предположить, что ребенок из такой семьи может научиться ценить, а поэтому и обращать внимание на визуальный аспект опыта прежде всего. Он будет доверять, и будет более сознавать то, что он видит, а не слова, которые он слышит. Когда ему скажут “я тебя люблю”, — он может ответить “По твоему виду это не заметно. Не очень-то я тебе верю”.
          Слушая, как человек говорит, вы можете различать аспекты опыта, которые он представляет себе внутренне в сознавании, обращая внимание на процессуальные слова, которыми он пользуется: прилагательные, глаголы и наречия, которые специфицируют процесс видения, слышания, чувствования, и ощущения запаха/вкуса. Вот примеры слов:

    ВизуальныеАудиальныеКинестетическиеЗапах/вкус
    видетьслышатьчувствоватьпробовать на вкус
    рисоватьзвучатьтрогатьнюхать
    яркийгромкийтеплыйсвежий
    ясныймелодичнймягкийароматный
    смутныйшумныйгладкийвыдохшийся
    в фокусегармоничныйудобныйсладкий
    вспышкаскрежетсхватитьпикантный
    перспективакрикзажатыйкислый
    темныйвизггрубыйгорький

          Предположим, вы занимаетесь сбором информации у супружеской пары, и муж говорит:
          — Для меня это выглядит вот как… я не могу увидеть какого-либо будущего за нашим браком. Я готов попробовать, потому что себя я вижу как человека беспокоящегося, но я не могу себе представить, что тут можно сделать. Все это слишком темно и мрачно.
          А жена говорит так:
          — Ну, а я чувствую, что дела могут пойти лучше. Нам есть что строить, и если мы поработаем над нашими отношениями и постараемся, мы можем сгладить наши трудности.
          Если слушая этот диалог вы обращаете внимание на содержание, то есть на то, что он не верит в улучшение, а она верит, вы можете далее начать гадать, кто же из них прав, а кто нет. При этом вы ничего не узнаете о процессе, в котором они находятся. Вы не узнаете, как они пришли к этому, что один представляет себе этот брак безнадежным, а другая — многообещающим. Вы ограничены реагированием на их вербализации, и можете начать высказывать суждения, мнения и интерпретации, как будто их описания — это реальный мир опыта, а это не так. Если вы верите ей или ему, вы реагируете на содержание, о котором они говорят, а это ставит вас перед той же дилеммой, с которой они оба сталкиваются. Мера того, насколько вы сможете на самом деле понять их ситуацию — это мера, в какой вы можете реагировать на форму их вербализации. Они не понимают друг друга; они не соглашаются по поводу реальности. Ваша работа, как профессионального коммуникатора, — заняться процессом, а не “реальностью”.
          Как же оказывается, что двое людей, живущие вместе,. столь расходятся во мнениях? Первое, что можно обнаружить по их словам, что они говорят о разных аспектах одного и того же опыта. Он говорит в визуальных терминах, о внутренних картинах и образах, которые он видит или не видит, то есть о внутренне порождаемых образах, а не о вещах во внешнем мире сенсорного опыта. Она говорит о том, что она чувствует. Можно убедиться в этом, отметив процессуальные слова в их вербализации. Если вы будете обращать внимание на существительные, вы можете утонуть в содержании. Если вы следите за процессуальными словами, вы можете многое узнать о процессах. Все предикаты в его фразах относятся к внутренним картинам: “вижу”, “выглядит”, “представить”, “мрачно”, — все они предполагают видение. Ее слова относятся к конструированию внутренних ощущений: “чувствую”, “стараться”, “сгладить”. Это сразу открывает нам, что оба описывают внутренне порожденные переживания относительно положения своего брака. И становится также понятно, что каждый из них сознает и говорит об ином аспекте переживаний, нежели партнер: он о визуальном аспекте, она — о кинестетическом. Это показывает, что есть значительная разница в том, как эти люди организуют и выражают свои восприятия. Эта разница значима: она показывает, почему они не могут договориться. В действительности эта разница в процессе в значительной степени определяет непонимание в общении. Как будто они говорят на разных языках, не замечая этого.
          Эти языковые паттерны — важная часть поведенческой информации, которая раскрывает структуру текущего состояния индивидуума. Каждое специфическое процессуальное слово — визуальное, аудиальное, кинстетическое, вкусовое — указывает, что внутренний опыт говорящего представлен в этой сенсорной системе. Привычное использование определенной категории сенсорно-специфических слов, преимущественно перед другими, указывает на первичную репрезентативную систему. Первичная репрезентативная система — это внутренняя сенсорная система, которая более развита и более часто используется (и более полно), чем другие.

    Репрезентативные системы

          Каждый человек имеет в своем распоряжении различные способы репрезентации нашего переживания мира. Вот несколько примеров систем, которыми каждый из нас может пользоваться для представления нашего опыта. Мы обладаем пятью известными чувствами: мы видим, слышим, чувствуем, ощущаем на вкус и на запах. Кроме того, мы располагаем системой языка, с помощью которой можем представлять наш опыт. Мы можем хранить наш опыт непосредственно в репрезентативной системе, наиболее близко связанным с определенным сенсорным каналом. Мы можем предпочитать закрыть глаза и создать визуальный образ красного квадрата, переходящего в зеленый и затем в голубой, или серебряной спирали, вокруг которой по часовой стрелке вертится черная спираль, или образ человека, которого мы хорошо знаем. Или мы можем предпочесть, закрывая ил не закрывая глаза создать кинестетическое представление (телесное ощущение, чувство) того, как мы опираемся рукой о стену и отталкиваемся изо всех сил, чувствуя напрягающиеся мышцы рук, плеч, ощущая пол под ногами. Или мы можем предпочитать покалывающее ощущение язычков пламени, или давление легкого одеялa, когда мы ложимся в постель. Или мы можем предпочитать, закрывая или не закрывая глаза, создать аудиальное представление капель дождя, раскатов далекого грома, эхом отражаемого горами, или поскрипывания колес на деревенской дороге, или гудков нетерпеливых такси в шумном городе. Или мы можем предпочесть закрывать или не закрывать глаза и при этом представить себе вкус лимона, сладость меда, соленый вкус хрустящего картофеля. Или, закрыв или не закрыв глаза, мы можем представить себе запах благоухающей розы, запах жаренной рыбы или тонких духов. Многие из вас могли заметить, что читая эти описания, вы действительно увидели определенный цвет или движение, почувствовали мышечное напряжение, тепло или мягкость одеяла, услышали какие-то звуки, почувствовали определенные вкусы и запахи. Вы могли пережить все или только некоторые из этих ощущений. Некоторые из них были для вас более детализированными и непосредственными, чем другие. Некоторые из описаний вообще могли не вызывать у вас никаких ощущений. Эти различия в вашем опыте — как раз и есть то, что мы описываем. Те из вас, кто представил отчетливую, ясную картину обладает богатой, развитой визуальной репрезентативной системой. Те, кто смог создать сильное чувство напряжения мышц, температуры или фактуры материала, обладают тонкой развитой кинестетической репрезентативной системой. И так далее, со всеми другими возможными способами, связанными с пятью чувствами, в которых мы, люди, представляем наш опыт. (Джон Гриндер и Ричард Бэндлер: “Структура магии”, II) В результате, индивидуум постигает мир прежде всего в той репрезентативной системе, которая у него более всего развита. Если первичная репрезентативная система визуальная, мир постигается в картинах; если кинестетическая — в ощущениях; если аудиальная — в звуках; и нередко люди представляют мир в запахах и вкусах.
          Так что же значит — установить с человеком связь эффективным образом? Отчасти это означает — говорить с ним об одном и этом же аспекте опыта. Вот иллюстрация, взятая из записи терапевтической сессии:
          Ширли. Мне совсем не нравится, как он лапает меня при людях. Он устраивает сцену и даже ие замечает, как все на нас смотрят. Это привлекает много внимания, а я хотела бы. чтобы он оказывал мне большее уважение на людях. Боб. Но я люблю быть близко с ней. Я хочу быть в соприкосновении с ней, когда на меня накатывается нежность, а это иногда бывает и не за закрытой дверью. Она отталкивает меня, и мне кажется, что это значит холодно относиться к человеку, которого ты, предполагается, что любишь. Она будто любит, чтобы я бегал за ней. А теперь я чувствую, что она вообще перестала меня ценить.
          Как и в предыдущем примере, слова, которыми пользуются Боб и Ширли, показывают, что они сознают весьма различные аспекты своего опыта, на этот раз по отношению к его прикосновениям к ней на людях. Обратите внимание на предикаты, которые обнаруживают различия. Ее слова “сцена”, “видеть”, “показывать”, “выглядеть” предполагают визуальную первичную репрезентативную систему. Его слова “соприкосновение”, “нежность”, “отталкивает”, “холодность” предполагают кинестетическую первичную репрезентативную систему. Она обращает внимание на визуальный аспект опыта, он — на кинестетический. Чтобы они достигли понимания, нужно построить мост между их переживаниями.
          Слушание любой беседы, а также просмотр записей консультирования пар, сексуального консультирования и т.п., может дать вам множество примеров использования репрезентативных систем. Исследуя записи, я столкнулась с интересным феноменом. Женатые люди, имеющие внебрачные связи, часто рассказывают о своих супружеских отношениях в кинестетических терминах (устойчивый, твердый, прочный), а о своих внебрачных отношениях визуальных: как они были привлечены тем, что увидели, как эти отношения более ярки, и т.п. Я также обнаружила, что люди, участвующие в групповом сексе и считающие себя “современными жизнелюбами”, употребляют большое количество “вкусовых” слов. Они сравнивают половой акт с вкусной едой, себя — с гурманами, ищущими разнообразия, а мысль о моногамии находят лишенной вкуса и пресной.
          Предикаты, которые не указывают на эти специфические аспекты опыта, неспецифичны, то есть они не специфицированы в отношении того, как представляется или выполняется процесс — в картинах, запахах, ощущениях или звуках. Вот несколько примеров неспецифических предикатов: думать, знать, понимать, узнать, прекрасный, интуитивный, изменение, уважительно, доверчивый, считать, полагать, помнить, верить. Когда вы слышите такие слова, вы можете спросить:
          “Как именно вы подумали (знаете, узнали, поняли)?” Этот вопрос может вызвать либо вербальный ответ, более богатый процессуальными деталями, либо невербальным поведением (см. следующий раздел о “ключах доступа”), специфицирующим внутренний процесс. Разумеется, люди не перебирают сознательно слова и не выбирают синтаксические конструкции, чтобы описать свой опыт. Их слова, однако, репрезентируют то, что они сознают из всего потока доступного опыта.

    Ключи доступа

          Хотя используемый человеком язык и указывает на то, какая часть внутреннего опыта сознается им, мы должны поискать также и поведенческой информации относительного того, как специфический опыт сознается и входит в сознание. Большую часть времени в терапевтическом контексте люди говорят либо о своем прошлом, либо о внутреннем опыте. Клиент редко говорит о текущем опыте: о цвете стула, на котором сидит терапевт, об ощущении тяжести в своей руке, лежащей у него на коленях, о том как шумит вентилятор, или о другом сенсорном опыте, который может иметь место, пока клиент сидит в кабинете. Обычно клиент описывает внутренние реакции на действия терапевта в настоящем или внутренние репрезентации прошлого или проекции будущих событий.
          Чтобы говорить о таком, внутренне порожденном, опыте, каждый из нас должен каким-то образом получить доступ к этому внутреннему опыту. Чтобы проиллюстрировать это, я предлагаю вам проделать следующее:
    1. Подумайте о приятном переживании в детстве, в котором вы были вместе с близким другом.
    2. Вспомните, какую одежду вы носили на последнем курсе института.
    3. Вспомните свой первый поцелуй.
    4. Вспомните момент, когда любопытство в вас преодолело страх.
          Чтобы выполнить эти задания, вам необходимо получить доступ к определенным классам прошлого опыта. Процесс получения информации (получения внутренней информации — картин, звуков, слов и ощущений, которые поставляют воспоминания, фантазии и пр.) мы называем доступом. Специфическое невербальное поведение, обнаруживающее информацию о том, как такая информация получается, становится доступной для сознательного ума называется ключами доступа. Ключи доступа — это те движения глаз, которые показывают, как человек думает — в картинах, в словах или ощущениях.
          Кроме слов и синтаксических конструкций люди дают внимательному слушателю-наблюдателю множество значимых невербальных сообщений, которые порождаются бессознательно. Существует множество безответственых спекуляций и интерпретаций относительно иевербального поведения или так называемого “языка тела” (например вспомните, сколько такого рода интерпретаций можно услышать но поводу; женщины, сидящей со скрещенными ногами, и т.п.). Я полагаю, что наиболее значимая информация в невербальной коммуникации получается посредством ключей доступа. В процессе изучения человеческого поведения мы с коллегамн обнаружили, что сканирущие паттерны глазных движений определенно связаны с внутренними процессами, необходимыми для приведения в сознание информации относительно прошлых воспоминаний или конструирования будущего опыта.
          Вот как описано в «Паттернах гипмотических техник Милтона Эриксона, М.Д.», т. 11: “… каждый из нас имеет определенные телесные движения, которые указывают для проницательного наблюдателя, какую репрезентирующую систему мы используем. В особенности богаты значением паттерны сканирования глаз, которые мы создаем. Таким образом, для. изучающего гипноз предикаты в вербальной системе и паттерны глазного сканирования в невербальной системе дают быстрые и мощные способы определения того, какие из потенциальных порождающих значение ресурсов — репрезентативных систем — клиент использует в данный момент времени, и, следовательно, — как творчески реагировать на клиента. Вспомните, например, как часто вы задавали кому-то вопрос, и он останавливался, говоря: “Хммм, посмотрим-ка”, –— и вместе с этой вербализацией он совершал движение глаз вверх и налево. Движение глаз вверх и налево стимулирует (у правшей) эйдетические. образы, расположенные в недоминирующем полушарии. Нейронные пути, которые идут от левой стороны обоих глаз (левых визуальных полей) представлены в правом полушарии мозга (недоминирующем). Движение глаз вверх и налево — обычный способ, который люди используют, чтобы стимулировать это полушарие как метод доступа к визуальной памяти. Движение глаз вверх и направо наоборот стимулирует левое полушарие мозга, и даст конструктивные образы — то есть визуальную репрезентацию вещей, которых человек раньше не видел.
          Вот ключи доступа, которые могут быть определены визуально, специфицированные для правшей:

    ключ доступарепрезентативная система
    глаза вверх и налевоэйдетический образ
    глаза вверх и направоконструируемый образ
    расфокусированные глазаобраз
    глаза вниз и налевовнутренее слушание
    глаза на среднем уровневнутреннее слушание
    телефонные позывнутреннее слушание
    глаза вниз и направокинестетика

          Если человек, на которого вы смотрите, делает глазами одно из движений, указанных на рисунке, он получает внутренний доступ к соответствующей системе (спецификация правшей). Возможно, у вас был опыт, когда вы задаете кому-то вопрос, а он после этого прерывает контакт глаз, сдвигает глаза налево вверх и говорит: “Хммм, посмотрим-ка”. — И он действительно смотрит. А в другом случае глаза собеседника могут подняться вверх направо, или расфокусироваться, при этом он смотрит прямо вперед, или сдвинуться вправо вниз или влево вниз. Или, возможно, происходит целая серия движений глаз. Вы могли не знать этого, но, человек показывает, как он получает доступ к информации, необходимой для ответа на ваш вопрос.

    article24-3.gif

          Взаимонепонимание, происходящее от недостатка понимания ключей доступа, весьма распространено. Во время получения доступа к внутренней информации люди находятся вне внешнего сенсорного опыта. Поэтому они пропускают сенсорный вход. Терапевты и вообще те, кто стараются помочь людям, часто слышат жалобы: “Он просто не слушает. Он находится здесь, в комнате, и я говорю ему что-то, а он притворяется, что он меня не слышал” (Эта женщина не заметила, когда ее муж мог сознательно воспринимать информацию. Хотя он и был с ней в комнате и даже поддерживал глазной контакт, его зрачки были расширены, что показывало иа визуализацию). “Ты мне этого не говорила. Я не слышал, чтобы ты говорила что-ли– бо подобное” (Он прав. Он этого не слышал). “Разве ты не видела, куда я ее положил? Ты же была здесь в этот момент?” — “Нет, не была. Ты не клал ее, пока я была здесь” (Они оба правы, потому что ее сознательный ум был направлен на внутренние образы, а не на то, что происходило вовне).
          Когда сознание человека внимательно к внутреннему процессу и втянуто в то, что там происходит (визуально, аудиально или даже кинестетически), то, что подается на внешний “вход”, часто остается незамеченным. Если то что подается на вход, достигает определенного порога, оно может вернуть человека назад к сенсорному опыту; в противном случае сенсорный вход может получать свою информацию, но она не будет доступна человеку сознательно. Я учу людей в парах, семьях, деловых людей, как узнать — наблюдая за ключами доступа — когда человек слушает сознательно, когда он видит и т.п.
          Следующие примеры ключей доступа включают соответствующие паттерны движения глаз:
          Сью. Я не могу этого увидеть (глаза вверх налево). Джон никогда раньше не мог этого сделать, почему же он начнет это делать теперь?
          Джон. Вы слышите (глаза вниз налево)? И я спрашиваю себя, стоит ли даже пробовать? Похоже (глаза вниз, направо) что ей это вообще не нужно.
          В этом примере Сью вспоминает эйдетические образы. Естественно, что она не может увидеть того, чего не происходило в прошлом. Для нее будет важным, если она сможет создать конструктивный образ Джона, делающего то, чего он еще не делал; этот конструктивный образ поможет ей почувствовать надежду на будущие возможности. Джон разговаривает внутренне сам с собой, затем переживает чувства, которые он получает в этом диалоге.
          Уилл: Видите, как она одета? Я помню (глаза вверх налево) как она раньше выглядела. Если бы она меня любила, она не позволила бы себе опуститься до такой степени. Я вижу себя (глаза вверх, направо) довольно привлекательным мужчиной, и меня это смущает (глаза вверх, направо). Конечно, при ней я этого не скажу.
          Уилл сравнивает образ жены из прошлого с ее нынешним видом, затем конструирует образ того, как он видит себя сейчас, и как они выглядят со стороны вдвоем. Он все время сравнивает то, что он видит в непосредственном сенсорном опыте с внутренними образами, и сенсорный опыт выглядит “бледно”.
          Или вот из женских откровенных разговоров:
          Сэл. (глаза вверх, налево) “Он слишком торопится. Я надела свою открытую комбинацию и зажгла свечу, задернув занавески, все приготовила, а он даже не заметил (глаза вниз, налево). Он просто хватает меня ночью”.
          Стелла, (глаза вниз, направо) “Мне бы хотелось, чтобы Джим просто обнимал меня. Меня так (глаза вниз, направо) давит то, что нужно все время как-то держаться, как-то выглядеть, одеваться и все такое прочее (глаза вниз, направо). Я просто устала от этого.” Джун. (вниз, налево) “Это не важно. Важно то (глаза вниз, направо) как вы по сути подходите друг к другу. Важно, чтобы в этом была любовь (глаза вверх, направо), и также желание (глаза вниз, направо).” Сэл получает доступ к визуальным образам прошлого и придает значение визуальным аспектам любовных переживаний. Стэлла выражает кинестетический приоритет, что конгруентно ее кинестетическим ключам доступа. Ключи доступа Джун показывают, что она внутренне го ворит себе что-то, создает конструктивный образ относи тельно “сути того, как вы подходите друг к другу”, и затем переживает кинестетически представление о желании.
          Используя свои уши для определения слов, указывающих на репрезентативные системы человека, вы можете использовать глаза для того, чтобы замечать ключи доступа, то есть те движения глаз, которые показывают, как думает клиент: в картинах, словах или ощущениях. Это дает вам жизненно важную информацию относительно внутреннего поведения клиента. Хотя одни ключи доступа не расскажут вам полностью о внутренних переживаниях клиента, но различая их, вы можете различать внутренние процессы, которые используются для создания опыта клиента в целом.

    Ведущие системы

          Так же, как люди обычно отдают предпочтение определенной репрезентативной системе, что видно по процессуальным словам, которые они чаще всего употребляют, они обычно отдают предпочтение определенному внутреннему процессу для запуска доступа к информации. Вы можете определить, какому внутреннему процессу оказывается предпочтение, замечая, какой ключ доступа привычно используется первым. Этот предпочитаемый внутренний процесс — визуальный, кинестетический или аудиальный — называется ведущей системой.
          Недавно на группе я попросила двух мужчин помочь проиллюстрировать понятие различных ведущих систем (предварительно я отметила по их поведению, что они обрабатывали информацию очень по-разному). Предложив аудитории внимательно понаблюдать за ними, я попросила их ответить на вопросы, которые я собираюсь им задать. И затем я задала им ряд вопросов:
    1. Какого цвета глаза у вашей матери?
    2. Сколько дверей в вашем доме?
    3. Какая дверь громче всего скрипит?
    4. Как включается задний вход на вашей машине?
    5. Как чувствует себя человек, перезагоравший на солнце?
    6. Можете ли вы услышать, как мать зовет вас по имени?
          Один из мужчин в ответ на каждый вопрос сначала взглядывал вниз направо (направо по отношению к себе – перев.). Другой взглядывал вверх и налево. Первый искал ответ кинестетически, второй — визуально. Каждый находил ответ на каждый вопрос, но они использовали различные системы доступа для этого. Каждый использовал свою наиболее привычную ведущую систему.
          Некоторые люди использовали бы различные ключи доступа для ответа на эти различные вопросы, эти мужчины — одни и те же. Вот почему я выбрала именно их для иллюстрации поведения, связанного с ведущими системами. Вместо того, чтобы искать визуально доступ к вопросу, требовавшему визуальной информации (цвет), или аудиально к вопросу о звуке (громкость скрипа, голоса матери), или кинестетически на кинестетический вопрос (ощущения от солнечного ожога), они привычно использовали один и тот же внутренний процесс для получения доступа к ответу на все вопросы. Это подтвердилось, когда каждый(!) из мужчин рассказал группе о своем внутреннем опыте при ответах на некоторые вопросы:
          Первый вопрос:
          1. мужчина: Я почувствовал мать, потом увидел ее лицо, и посмотрел на ее глаза.
          2 мужчина: Я просто увидел ее лицо и сосредоточился на глазах.
          Второй вопрос:
          1 мужчина: Я прошел через дом, начиная с первой двери, и пересчитал двери по пальцам.
          2 мужчина: Я посмотрел картинки дверей своего дома как карточки в картотеке, они как бы возникали передо мной, и каждая карточка была пронумерована.
          Третий вопрос:
          1 мужчина: Я почувствовал, как захлопываю каждую из них, и слушаю.
          2 мужчина: Я увидел, как каждая из них захлопывается, и слушал.
          Пятый вопрос:
          1 мужчина: Я почувствовал, как моя кожа горит, как она чувствительна, как она сжимается.
          2 мужчина: Я увидел свое лицо в зеркале, оно было красным.
          Это описание показало, как люди используют одну из систем для подключения к информации, которая содержится в других модальностях опыта. Эти люди описывали бы переживания, соучастниками которых были оба, по-разному: они бы вспоминали и выражали в разных сенсорных модальностях. Их описание показывает, как внутренне порождаемый опыт зависит от того, какая система используется в качестве ведущей.
          Есть одна ведущая система, на которую стоит обращать особое внимание при работе с сексуальными дисфункциями. Это конструируемые образы в качестве ведущей системы; ключ доступа к ней — глаза вверх и направо. Часто — не всегда, но часто — люди, которые привычно получают доступ к конструируемым визуальным образам, видят себя в своих внутренних картинах. Если попросить их вспомнить, как их целовали, например, они видят себя,} а не приближающееся лицо другого человека, или чувствование прикосновения губ. Пример того, что может значить такой внутренний процесс, предлагает Мастере и Джонсон в “Человеческой сексуальной неадекватности”: “Когда начинается сексуальная игра и супруги делают взаимные попытки вызвать реакцию эрекции, импотентный муж обнаруживает, что он рассматривает во внутренних картинах себя в эти моменты. Он моментально рассматривает реакции, свои и партнерши (или отсутствие их) на сексуальную стимуляцию. Возникает ли эрекция? Когда и если пенис начнет увеличиваться, насколько полной будет эрекция. Когда она достигнута, как долго она продлится? Непрошеный зритель требует немедленных ответов на эти вопросы от тревожного мужчины в постели, насколько он занят его страхами по поводу сексуального поведения. Не давая ему расслабиться, получить удовольствие от сексуальной стимуляции и естественно реагировать на нее, началом и поддержанием процесса эрекции, зритель требует непрерывного спектакля. В роли зрителя дисфункциональный мужчина совершенно отвергает всякие представления о естественных сексуальных функциях. Он не может признать непроизвольные сексуальные реакции, поддерживающие эрекцию, как естественный физиологический процесс, столь же естественный как непроизвольные дыхательные реакции, поддерживающие его дыхательный механизм. Но в постели импотентного мужчины может быть не один зритель, их может быть двое. Жена, физически пытающаяся обеспечить мужу эрекцию, тоже может быть занята своей настороженностью, критически оценивая уровень сексуальных реакций мужчины. Может ли возникнуть. эрекция? Если возникает, насколько она полна? Достаточна ли она для действия? Будет ли она поддерживаться? Удовлетворительно ли она стимулирует мужчину? Если он по-видимому не реагирует, что она делает не так? Все эти вопросы возникают, если жена в роли зрителя наблюдает развитие определенного сексуального эпизода. Неудивительно, что жена импотентного мужчины обычно сама неполно реагирует сексуально, даже когда возникает сексуальная возможность. Даже в непосредственный момент сексуальной ситуации она часто психологически загнана в угол, скорее наблюдая физически происходящее, чем психологически будучи вовлечена в происходящее. Ни один из партнеров не знает, что другой ментально находится в противоположном углу в роли зрителя сексуальной сцены. Оба непроизвольно отвлекаются на роль зрителя, не будучи по существу вовлечены в те переживания, которые предполагаются, до такой степени, что сексуальные стимулы не могут проникнуть за барьеры, устанавливаемые страхом неудачи и собственным "наблюдательством".
          Вопросы о прошлых или предвосхищаемых будущих сексуальных переживаниях — хороший способ получить информацию о ведущей системе клиента. Если вы обнаруживаете, что человек использует в качестве ведущей системы конструируемые визуальные образы, спросите их, видят ли они в картинках сами себя, или они видят происходящее с точки зрения участника. Если они видят себя, вы можете воспользоваться техникой наложения репрезентативных систем (глава 14), чтобы помочь им войти в картину и пережить опыт более полно.

    1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

    новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   вверх


    Copyright @FOLLOW 2000-2006
    Designed by follow.ru