новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   Печать Контакты
Статьи - 5 последних
  •  Первый день на новой работе
  •  Женщина-руководитель: проблема самоактуализации в контексте полоролевых характеристик личности
  •  Полоролевые стереотипы как регуляторы самопринятия человека в качестве субъекта деятельности
  •  Гендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии: проблемы и стратегии профессионализации
  •  Гендерные аспекты социальной адаптации в условиях ранней профессионализации
  • Тесты - 5 популярных
  •   Способны ли вы убить человека?
  •   Проверьте свою память
  •   Каков Ваш характер?
  •   Насколько Вы довольны жизнью?
  •   Довольны ли Вы собой?
  • Голосование
    Ваше мнение о навигации и удобству представления материалов данного сайта
    Организацию представления разделов и материалов нужно улучшить
    Нужны небольшие изменения в навигации
    Ничего не нужно менять

    результаты
    Поиск по сайту
    Расширенный поиск
    Рассылка новостей



    Начало - НЛП - Литература - С тех пор они жили счастливо

    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19
    Лесли Кэмерон-Бэндлер
    С тех пор они жили счастливо


    Глава 13. Переформирование (Рефрейминг)

          За процессом рефрейминга (переформирования) стоит вера в то, что любое поведение (внутреннее или внешнее), любой симптом, любая коммуникация полезна и значима тем или иным образом. В структуре переформирования содержится также уверенность в том, что люди обладают всеми ресурсами, которые необходимы, чтобы совершить желательное изменение. Это может быть неверно. Важно, что когда я организую свое поведение так, как будто это верно, позитивные изменения легче совершить. Нужно помнить, что мы, люди, никогда не переживаем мир непосредственно, мы всегда создаем карты или модели наших переживаний мира, так что единственная реальность, которую мы знаем — это субъективная реальность. Принятие вышеназванных предположений дает колоссальные преимущества. Поскольку субъективные реальности могут быть изменены и реорганизованы, мы имеем возможность формировать их полезным и благотворным образом.
          Чтобы это стало более конкретным для вас, я хочу привести типичный пример того, как я использую эту уверенность, чтобы создавать изменения в субъективной реальности клиента. Во время нашего семинара в Нью-Йорке одна пара попросила помощи в довольно специфической и несколько необычной проблеме. Ковровая настилка в их доме была плюшевой, и на ней отпечатывался каждый шаг. Само по себе это не было, конечно, проблемой, но хозяйка дома имела компульсивную привычку пылесосить ковер каждый раз, чтобы не оставалось никаких следов. Поскольку каждый раз, когда кто-нибудь проходил, следы оставались, ей приходилось очень много заниматься чисткой ковра. Это сводило всех с ума, и стало источником значительного напряжения между нею и ее мужем. Каждый раз, когда она видела следы на ковре, ей становилось плохо, и она не могла чувствовать себя хорошо, пока яе вычищала след пылесосом. Слушая это описание, я задала себе вопрос, могут ли следы на ковре переживаться как нечто положительное, так чтобы бедная женщина не чувствовала постоянной потребности в пылесосе. Ответ на этот вопрос сделал мою задачу весьма простой. Я попросила женщину закрыть глаза и представить себе свой устланный ковром пол дома, увидеть его в полном порядке, без всяких следов. И пока она наслаждалась этим совершенством, я сказала ей, что при этом она может осознать, что в доме была также совершенная тишина; и она прислушалась к этой тишине и поняла, что она совершенно одна. Любимые люди ушли, и оставили ее совершенно одну с ее совершенным ковром. Теперь, сказала я ей, — она может наконец понять, что каждый след, появляющийся на ковре, это знак того, что любимые ею люди рядом, что она в своей семье. Так что каждый раз в будущем, когда она увидит след на ковре, она может почувствовать близость семьи и любовь, которую она испытывает к ним. Как подарки на День Матери, которые сохраняются из года в год, каждый шаг будет напоминать о чем-то теплом. В конце концов, сказала я ей, чьи большие или маленькие следы можно здесь увидеть, кто напомнил ей о себе?
          Таким образом я переформировала “следы на ковре” как триггер теплых, любящих чувств, а не как стимул для компульсивного нервоза. Как ни странно, это сработало, и в самом деле, лучше же видеть в следах на ковре что-то хорошее, чем что-то плохое, не правда ли?
          Кроме такого типа переформирования есть явная пошаговая техника переформирования, которую мы с коллегами разработали для совершения позитивных изменений. Эта техника может быть интегрирована в поведение клиента, так что он (или она) сможет совершать изменения личности без потребности в терапевте. Если другие терапевтические методы или методы разрешения конфликтов работают с содержанием индивидуальных проблем, эта техника реорганизует внутренний процесс человека, создавая интегрированные процессуально-ориентированные ресурсы, которые могут быть применены к любому типу внутреннего конфликта. Это достигается благодаря использованию ресурсов и свободному потоку коммуникации внутри человека. Мы называем такого реорганизованного человека творческим (generative). Он способен создавать новое поведение или даже новую реорганизацию себя, если возникает потребность или желание.
          В сравнении с другими терапевтическими моделями (которые по большей части имплицитно являются методами такой организации человека, чтобы сложность поведения упростилась, и терапевт мог более успешно справиться с заданием), переформирование (рефрейминг) — это метод организирования организации человеческой системы. Терапевтические модели, которые добиваются определенного изменения или разрешения определенного конфликта, игнорируют возможность конструктивной и творческой системы, которая может разрешить будущие конфликты и породить будущие изменения сама. В переформировании определенное изменение или разрешение определенного конфликта достигается посредством процесса, который может быть обобщен, перенесен на другие контексты и интегрирован в текущее поведение человеческой системы, будь то индивидуум, пара, или любой другой тип системной человеческой организации.

    Шестишаговое переформирование – отделение намерения от поведения

          Есть два существенно различных типа переформирования: шестишаговое, отделяющее намерение от поведения, и контекстуальное. Шестишаговое переформирование состоит из шести последовательных шагов:
          1) Определите нежелательное поведение. Определите специфическое нежелательное поведение или симптом. Это может быть физиологический симптом или любое действие, от которого клиент не может удерживаться. Это может быть любое поведение, которое мешает клиенту или не дает ему вести себя желательным образом.
          2) Войдите в контакт с частью, которая порождает выделенное поведение. Этот шаг начинает построение моста между сознательными и бессознательными процессами. Клиент использует внутренний диалог, чтобы спросить:
          “Хочет ли часть меня, порождающая это поведение, говорить со мной?” Затем клиент проявляет внимание к любой реакции — звукам, картинам, чувствам или словам. Терапевт также следит за любыми заметными поведенческими реакциями, которых клиент может и не заметить.
          Если реакция не словесна, постарайтесь сделать коммуникацию настолько однозначной, насколько только возможно. Это может быть достигнуто пониманием интенсификации реакции как “да” и уменьшения как “нет”. Например, более яркая картина или более громкий звук, или более сильное чувство (ощущение) показывает утвердительный ответ. Если проблемное поведение — симптом, то использование его самого как средства коммуникации наиболее эффективно. Если, например, речь идет о симптоме нечувствительности, предложите ей распространяться в случае “да” и уменьшаться для обозначения “нет”.
          3) Отделите намерения от поведения. Когда коммуникация установлена, задача состоит в том, чтобы обнаружить намерение, стоящее за поведением. Предложите клиенту спросить (часть, ответственную за поведение): “Что ты стараешься сделать для меня?”, — Ответ может придти в картинах, словах, чувствах, ощущениях и пр. Если приходят только ощущения и трудно понять их смысл, можно использовать технику наложения (см. далее), чтобы совать более полное представление.
          Иногда ответ кажется нежелательным намерением, вроде “я пытаюсь убить тебя”, или “я не позволяю тебе вступать в сексуальные отношения”. Если это происходит, отступите еще на шаг назад, предложив клиенту задать вопрос: “Что ты пытаешься сделать для меня, стараясь ме ня убить” — Это дает возможность получить более полезный ответ, вроде: “Я пытаюсь спасти тебя от этой несчастной жизни, которая столь уныло тянется”, или “Если ты вступишь в сексуальные отношения, тебе нанесут вред и это будет плохо”. В последнем примере последний шаг обнаруживает, что намерением является защита. Всегда продолжайте отступать (разделяя намерение и более глубокое намерение — перев.), пока не дойдете до позитивного намерения.
          4) Найдите три новых способа удовлетворить намерение. Чаще всего это делается посредством обращения к творческой части человека (или умной части, схематизирующей части и т.п.) с просьбой создать три новых, более удовлетворительных способа выполнения намерения. Если у человека “нет” творческой части — создайте ее. Это может быть сделано посредством вспоминания ситуации, когда клиент был творческим, и установления якоря, который обеспечивает доступ к этой творческой части (креативности). Если клиент утверждает, что он никогда не был творческим, спросите, знает ли он кого-нибудь, кого он считает творческим. Если да, предложите клиенту представить себе этого человека, визуально и аудиально, и попросить этого воображаемого человека создать три лучших способа выполнения намерения (разумеется, ответы порождаются внутренними процессами клиента, а эта техника может служить средством обойти чувство “я этого не могу”). Наименее желательная, но все же возможная стратегия, — когда терапевт сам предлагает возможные альтернативы.
          5) Предложите первоначально выделенной части принять новые возможности и принять на себя ответственность за их реализацию в случае необходимости. — Пусть клиент спросит первоначально выделенную часть себя, согласна ли она, что три новые возможности по крайней мере так же эффективны, как первоначальное поведение, которое было названо нежелательным. Если она скажет “да” (используя ранее установленный способ коммуникации для обеспечения непрерывности), просите клиента спросить, согласна ли эта часть принять ответственность за порождение этого поведения в соответствующих контекстах.
          Если она (эта часть), не соглашается, что новые возможности лучше, чем первоначальное поведение, предложите клиенту попросить ее пойти к творческой части и поработать с ней вместе, чтобы предложить лучшие возможности. Если она не хочет принимать на себя ответственность за порождение нового поведения (что случается очень редко), найдите часть, которая согласится это делать.
          6) Осуществите экологическую проверку. — В качестве последнего шага предложите клиенту спросить себя, не возражает ли какая-нибудь часть его переговорам, которые имели место. Если возникает утвердительный ответ, убедитесь, что он именно утвердительный (следуя процедуре в п. 2). Если возражения есть, циклически вернитесь к осуществлению процесса, определив возражение, отделив намерение от самого возражения, и так далее по всем шагам. Когда экологическая проверка показывает отсутствие возражений, процесс завершен.
          Если, — как иногда бывает, — часть, порождающая нежелательное поведение, отказывается коммуницировать в сознании, вместо описанных шагов могут быть предложены следующие, обходящие эту трудность:
          Шаг 2. Даже отсутствие ответа — это ответ, и его можно использовать. Так что предполагайте, что контакт осуществлен и переходите к следующему шагу.
          Шаги 3 и 4. Спросите часть, знает ли она, что она делает для клиента. Если она говорит “да”, предложите ей отправиться к творческой части и получить от нес три новых способа делать это лучше. Попросите ее дать какой-то специфический сигнал, когда она сделает это.
          Остальные шаги требуют только ответа да-нет, и сознательный ум не должен знать специфического содержания нового поведения. Поскольку изменения в шестишаговом переформировании приходят без сознательного вмешательства, этот опыт часто дает клиенту основание для большего уважения к своим бессознательным процессам.
          В редких случаях часть может ответить отрицательно, говоря, что она не знает, что она делает для человека. Спросив ее, уверена ли она в этом, вы затем можете попросить ее прямо прекратить порождение нежелательного поведения. Во всем опыте с шестишаговым переформированием такой ответ был получен лишь один раз. Часть сообщила, что она забыла, в чем состояло ее намерение. Она подчинилась инструкции прекратить нежелательное поведение (замачивание постели).

    Контекстуальное переформирование

          В этом случае предполагается, что всякое поведение может быть полезным в каком-нибудь контексте. В этой технике задача состоит в том, чтобы найти контекст, в котором поведение является подходящим, и затем прикрепить поведение к этому контексту. Технические шаги те же, что и в предыдущем случае, за исключением того, что шаг 3 становится установлением подходящего контекста, а 4 шаг необходим только если часть, порождающая поведение, не знает никакого подходящего контекста. В таком случае может быть вызвана творческая часть, чтобы создать возможный подходящий контекст. На пятом шаге часть принимает на себя ответственность за порождение поведения только в соответствующем контексте.
          Следующая запись показывает комбинацию этих техник переформирования с клиентом. Томом, который страдал импотенцией.
          ЛКБ. Вот что, Том, я знаю, что часть тебя, которая удерживает тебя от реагирования, старается сделать для тебя нечто позитивное. Так что я хочу, чтобы ты отправился внутрь себя и спросил, что эта часть тебя пытается сделать, и после этого обратил пристальное внимание на слова, картины, звуки или ощущения, которые возникнут.
          Том. (мгновенно закрывает глаза, тело отклоняется назад, как бы избегая удара). ЛКБ. Так что же произошло? Том. Я задал вопрос но никто не ответил. ЛКБ. Ответил, ответил: что же произошло? Том. Ну, я увидел свою мать, какой она бывает когда… ну… вы знаете (Том был соблазнен матерью, когда ему было около десяти лет, и он не смог справиться с задачей адекватно; эта неадекватность продолжалась и теперь) ЛКБ.И… Том. И ничего… У меня возникло то же чувство, которое всегда возникает, когда я вспоминаю мать таким образом. ЛКБ. И ты не думаешь, что эта картина и порождаемое ею чувство имеют отношение к вопросу, который ты задал?
          Том. Ну, если так посмотреть… но мать умерла. Какое это имеет отношение ко мне теперь? ЛКБ. Мать-то умерла, но картина не исчезла. Теперь отправься внутрь себя и спроси эту часть себя, скажет ли она тебе, что она старается сделать для тебя. Если она скажет “да”, пусть покажет тебе ту же картину опять. Если “нет”, пусть сделает что-нибудь другое. Том. (закрывает глаза, снова то же непроизвольное отклонение назад). ЛКБ. Хорошо, она ответила “да”.
          Том. Откуда вы знаете?
          ЛКБ. Это нетрудно. Попроси ее продолжать, и сказать тебе.
          Том закрывает глаза на несколько секунд, потом открывает глаза, но еще несколько секунд сидит неподвижно.
          ЛКБ.Ну?
          Том. Она говорит, что пытается защитить меня от матери.
          ЛКБ. Согласен ли ты, что нуждаешься в защите от матери, и может быть от чего-то, с нею связанного?
          Том. Да, конечно.
          ЛКБ. От чего же?
          Том. Она была жуткая сука. Кастрация. Она меня испортит.
          ЛКБ. Так ты согласен, что нуждаешься в защите от нее.
          Том. Да, но… как невозможность поднять его может меня защитить от нее? А теперь она мертва.
          ЛКБ. Я не знаю. Можешь ли ты увидеть, как это могло защитить от нее тогда?
          Том. Гммммммм (глаза вверх-налево, направо, налево). Угу.
          ЛКБ. Может быть тебе это не понравится, но в тебе есть части, которые полагают, что ты все еще нуждаешься в защите от того, чтобы она тебя не кастрировала, или как ты об этом говоришь, да?
          Том. Да, но не так же!
          ЛКБ. Я хочу, чтобы ты отправился к своей творческой части и попросил ее предложить три других способа защитить тебя.
          Том. Творческой части?
          ЛКБ. Да, я знаю, что она у тебя есть. Просто отправься внутрь и дай ей сделать свое дело. Она может ответить картиной, словами, ощущениями, или как-то еще, и может быть ты не поймешь, но обрати внимание на все, что произойдет.
          Том. (Закрывает на некоторое время глаза, потом кивает головой, один раз, второй, третий; улыбается). 0`кей, я нашел.
          ЛКБ. Что же ты нашел?
          Том. Я спросил себя, как вы сказали, и сначала ничего не было. Потом я начал видеть эти короткие кинокартинки. Я увидел, как я даю ей пинка, прямо-таки врезаю ей по башке. Потом, в другой картинке, я просто ушел от нее, прямо через переднюю дверь. Потом, это было лучше всего, я просто расхохотался ей в лицо. Ха-ха-ха.
          ЛКБ. Великолепно. Похоже, что это гораздо лучше. Кстати, кто это был в твоих картинах?
          Том. Как кто, жена (пауза) конечно. У-у-у, моя жена.
          ЛКБ. Хмм, что бы это могло значить? Ну ладно, пока не будем об этом. Пойдем дальше. Сейчас я хочу, чтобы ты спросил часть тебя, которая делает тебя импотентным, прежде всего, считает ли она, что это более пригодные способы тебя защитить. Отнесись внимательно к тому, что будет происходить. Если она скажет “да”, пусть снова покажет тебе картину матери.
          Том. (закрывает глаза) Она говорит “да”. Может быть можно найти другой способ для нее говорить “да”? А то это очень неприятно.
          ЛКБ. Конечно. Попроси ее говорить “да” другим способом. Может быть это будет теплое покалывание посреди тела.
          Том (закрывает глаза, открывает, улыбается) 0`кей.
          ЛКБ. Теперь спроси ее, будет ли она создавать такие способы поведения, когда нужно. Поскольку это та самая часть, которая породила первоначальную проблему, она уже знает, когда тебе нужно такое поведение, да? Том.Да. ЛКБ. Но это же неверно.
          Том. Да?
          ЛКБ. Неверно. Если только ты не считаешь, что встреча в постели — это подходящий момент для того, чтобы дать возлюбленной пинка, или уйти от нее или рассмеяться ей в лицо (Здесь я перехожу от техники отделения поведения от намерения к технике контекстуализации нового поведения).
          Том. Ну да. Но было бы хорошо проделать это с моей старой леди — с моей мамочкой, я имею ввиду.
          ЛКБ. Да, но это было тогда, а не сейчас. Как ты можешь узнать, когда нужно защищать себя от тех вещей, которые мать пыталась с тобой проделать?
          Том. Вы хотите сказать — проделала… Я не знаю.
          ЛКБ. Отправься внутрь себя и попроси свою творческую часть показать тебе, когда тебе нужно пользоваться такими способами поведения.
          Том. (закрывает глаза на некоторе время, выражение лица меняется цвет становится краснее, хмурится, брови сжимаются, открывает глаза). 0`кей.
          ЛКБ. 0`кей. Так как ты знаешь, когда нужно использовать такое поведение?
          Том. (Глаза вниз направо) Когда на меня давят. Когда кто-то пытается взять верх надо мной. Знаете, когда кто-то пытается заставить меня делать что-то, чего я не хочу, повредить мне.
          ЛКБ. Когда они пытаются заставить тебя делать то, чего ты не хочешь. 0`кей. Итак, отправься снова внутрь себя и спроси, согласна ли первая часть тебя, что когда ты чувствуешь себя таким образом, чувствуешь, что на тебя давят, самое время дать пинка, или уйти, или посмеяться.
          Том. 0`кей. (закрывает глаза). Я не могу вспомнить, о чем я должен ее спросить.
          ЛКБ. (повторяет указание)
          Том (закрывает глаза, улыбается). Она говорит “да”. Я думаю, она понимает это лучше, чем я.
          ЛКБ. Будем надеяться (улыбается). В конце концов, только это и важно. Так что спроси ее, будет ли она порождать новое, более полезное поведение в подходящие моменты вместо старого; ты понимаешь, старое — это импотенция.
          Том. 0`кей. (закрывает глаза). Она отвечает теплым чувством. Но что, если я только буду испытывать это теплое покалывание, и это не будет ничего значить.
          ЛКБ. Вот Фома неверующий! Задай вопрос, на который ты знаешь, что она скажет нет, и посмотри, что будет. Том. 0`кей. (глаза вверх, налево; затем закрывает глаза и принимает обычную позу, в которой он уходит внутрь себя; открывает глаза, смеется) Да уж конечно она не отвечает теплом и приятным ощущением, это уж точно.
          ЛКБ. Ну а не хочешь ли ты мне сказать, о чем ты спросил?
          Том. Нет (краснеет). Я лучше подержу это при себе.
          ЛКБ. Ладно, теперь ты веришь? Спроси, есть ли какая-нибудь часть тебя, у которой есть какие-нибудь возражения по поводу всех переговоров, которые мы тут устроили.
          Том. 0`кей. (закрывает глаза) У меня возникло какое-то странное ощущение.
          ЛКБ. Спроси, означает ли это, что возражения есть.
          Том. (закрывает глаза) Опять то же странное ощущение.
          ЛКБ. Подожди минутку. Спроси, все ли части удовлетворены тем, что произошло.
          Том. (углубляется внутрь себя, улыбается). Я, получил теплое, хорошее ощущение.
          ЛКБ. Попроси, если это означает “да”, чтобы был дан тот же ответ.
          Том. (закрывает глаза, улыбается) Оно или они говорят “да”.
          ЛКБ. Хорошо, нужно быть внимательными, чтобы различить “да” и “нет”. Ладно, это значит, что наступил момент, когда тебе можно проделать выход, если ты понимаешь, что я имею ввиду (смеется). Но я хочу, чтобы ты подождал хотя бы недельку, пока твои части привыкнут к изменениям. Не важно, насколько ты реагируешь, жди до тех пор, пока ты не сможешь больше ждать. Ты теперь начинаешь учиться новым, более приятным способам реагировать на сексуальные стимулы. Прошлые времена миновали. Но об этом мы еще поговорим.
          Для Тома переформирование помогло самому презираемому способу поведения дать ему знать, что оно имеет ввиду определенную пользу. Он смог увидеть, что импотенция полезна, пытаясь защитить его от того, что мать могла с ним сделать. Хотя он время от времени и нуждался в защите от других людей, он смог найти более полезное поведение, чем то, которым пользовался раньше, и эти более полезные способы поведения существовали в его внутренних ресурсах. Однако ситуация для такого более полезно поведения была выбрана неподходящей; новое ведение должно было возникать в ответ на определенные стимулы. Так что эта запись показывает интеграцию двух процессов переформирования: отделение намерения от поведения и нахождение подходящего контекста.
          Когда переформирование осуществляется с системой состоящей более чем из одного человека (пары, например), шаги остаются тем же, но другие члены системы используются как творческие ресурсы. Следующий отрывок из консультирования пары иллюстрирует использование переформирования в таком терапевтическом контексте.
          ЛКБ. Тони, что бы ты хотел изменить в себе и в жене, чтобы вы были счастливы?
          Тони. Я хотел бы, чтобы она перестала ругаться и ворчать на меня все время.
          ЛКБ. А ты, Ненси, что бы ты хотела изменить?
          Ненси. Его.
          ЛКБ. Да, что что именно в нем? Возьми что-нибудь, с чего мы могли бы начать?
          Ненси. Его постоянную хандру и скулёж. Я не могу этого выносить.
          ЛКБ. 0`кей, ты хочешь, чтобы он перестал хандрить и ныть, а он хочет чтобы ты перестала ругаться.
          Тони. Мы что, торгуемся?
          ЛКБ. Я не думаю, что этого хватило бы надолго. Тони, я хочу, чтобы ты действительно тщательно это обдумал. Что ты в действительности хочешь, чтобы Ненси делала, когда ты начинаешь ныть? Подумай об этом, и скажи, когда найдешь ответ. Пока он это делает, я хочу, Ненси, чтобы ты сделала то же самое по поводу твоего ворчания.
          Ненси. Ну, это не трудно. Я хочу, чтобы он перестал валять дурака и сделал что-нибудь по дому.
          ЛКБ. Так что в действительности, когда ты ворчишь, ты хочешь получить от Тони полезную реакцию, правда? (намерение отделяется от поведения).
          Ненси. Да.
          Тони. Ну, я в действительности хочу какой-то поддержки от Ненси — чтобы она поняла, как я устал, и не давила на меня.
          ЛКБ. Так что когда ты ноешь, в действительности ты ищешь поддержки (намерение отделяется от поведения). Тони. Угу. ЛКБ. Как именно ты хотел бы, чтобы Ненси тебя поддержала? Тони. Ну может быть, обняла бы меня, погладила немного, дала бы мне почувствовать, что она меня ценит. ЛКБ. Так что если она действительно подойдет, обнимет тебя и погладит, скажет тебе что-нибудь ласковое, — ты почувствуешь поддержку от нее, да?
          Тони. Угу, так и было бы.
          ЛКБ. Хорошо, мы знаем, что сейчас способ, каким ты даешь ей знать, что нуждаешься в ее поддержке, — это нытье. А твое нытье лишь заставляет ее ворчать и ругаться. Правда, Ненси?
          Ненси. Правда.
          ЛКБ. Конечно, твое желание поддержки правильно, и важно, чтобы ты его получил. Но ты ведь делал как раз то, что нужно, чтобы получить ворчание и ругань, и совсем не то, что нужно, чтобы получить поддержку, во всяком случае от Ненси. Так что я тебя поздравляю, у тебя есть прекрасный способ заставить Ненси ворчать на тебя.
          Тони. Премного благодарю.
          ЛКБ. Хочешь ли ты получить какие-нибудьспособы, которые позволяли бы тебе получить от Ненси то, чего ты действительно хочешь?
          Тони. Конечно, но черт меня возьми, если я знаю как
          это сделать.
          ЛКБ. Охотно верю. Но в этой комнате есть человек, который точно может тебе сказать, как получить поддержку, которой ты хочешь.
          Тони. Так скажите же!
          ЛКБ. Ну, я-то не знаю, но она знает. Ненси, что именно этот человек может сделать, что обеспечит ему так нужную ему поддержку? Только ты знаешь это. (Ненси используется так же, как используется творческая часть).
          Ненси. Ну, я никогда не думала…
          ЛКБ. Это твой шанс. Ты можешь сказать ему, что ему делать вместо этого нытья. Он ныл только чтобы привлечь твое внимание, но внимание, которое ему доставалось, не такого рода, как ему хотелось. Что мог бы Тони делать, чтобы добиться, чтобы ты обняла его, погладила и сказала что-нибудь хорошее, — ну все в таком роде.
          Ненси. Ну, если бы он был мил и внимателен со мной…
          ЛКБ. Если можно, что-нибудь более определенное. Можешь ли ты вспомнить такое чувство, что тебе хотелось сделать то, чего ему хочется?
          Ненси. Да, конечно, иногда так бывает.
          ЛКБ. Хорошо. И что же он делает, чтобы тебе захотелось вести себя так?
          Ненси. Я не уверена, что он когда-нибудь так делал, но если бы он просто подошел ко мне, обнял бы меня и сказал, что он ужасно устал, и прошептал бы, что я ему нужна, я бы растеклась от нежности.
          ЛКБ. Великолепно. Слушай, слушай. Тони. Вот тебе ответ. Можешь ты так делать? Обнять ее и сказать, что ты ужасно устал и в ней нуждаешься.
          Тони. Конечно могу, мне никогда не приходило в голову, что это так просто.
          ЛКБ. Знаешь ли ты, Тони, когда именно тебе нужна поддержка? Я хочу сказать, знаешь ли ты, когда настает тот момент попросить поддержки, вместо момента для нытья? (Установление контекста для нового поведения).
          Тони. Да-да. Я знаю. Я тогда чувствую, как будто вес из-под меня ускользает. И тогда мне нужна поддержка.
          ЛКБ. Прекрасно. Как вы думаете, оба, лучше ли так, по-новому, чем по-старому?
          Тони. Угу.
          Ненси. Угу.
          ЛКБ. Хорошо. Теперь, что касается ворчания… (процесс переформирования продолжается, при этом Ненси использует Тони как творческую часть).

    Коммуникация с симптомом

          Я уже упоминала, что можно использовать переформирование для освобождения человека от проблемного симптома, установив коммуникацию с симптомом. В следующем примере Кэрол пришла на терапию, чтобы смягчить повторяющиеся головные боли. Наверное, каждый время от времени страдает от головных болей, но у Кэрол они составляли значимый паттерн. Они возникали тогда, когда она оказывалась в такой ситуации, что оставалась наедине с мужчиной, и проходили, когда ситуация менялась. Кроме этого особого контекста Кэрол была спокойна и уверена в социальных ситуациях.
          Зная, что такой систематический поведенческий паттерн составлял имеющую смысл коммуникацию со стороны бессознательных процессов, я решила использовать переформирование. Я начала со следующих инструкций.
          ЛКБ. Кэрол, можешь ли ты вспомнить последний раз, когда ты была наедине с мужчиной?
          Кэрол. Да. (глаза вниз и направо, лоб и виски видимо напрягаются, сжимаются мышцы вокруг глаз).
          ЛКБ. А когда ты вспоминаешь, испытываешь ли ты снова что-то вроде головной боли?
          Кэрол. О да, видит Бог, я се чувствую.
          ЛКБ. Хорошо. Посмотри на меня, и скажи, когда она уйдет.
          Кэрол. (подчиняется, через несколько мгновений мышцы расслабляются, лоб опять становится гладким). ЛКБ. Кэрол, я хочу, чтобы ты обратилась к внутреннему диалогу, отправилась внутрь себя и спросила: «Хочет ли часть меня, которая вызывает эти головные боли, коммуницировать со мной в сознании?». Затем обрати внимание налюбые чувства, картины, звуки или слова, которые появятся — любую реакцию, какой бы она ни была. Давай.
          Кэрол. 0`кей (Глаза вниз налево, затем снова напрягаются те же мышцы лица).
          ЛКБ. Хорошо, я увидела, что она ответила.
          Кэрол. У меня начался приступ головной боли, если вы это имеете в виду.
          ЛКБ. Прекрасно. Трудно искать лучшего ответа (Предпочтительно использовать симптом как носитель коммуникации. Это дает уверенность, что коммуникация осуществляется именно с той частью бессознательного процесса, которая нужна). Теперь мы должны убедиться, что правильно понимаем эту часть. Я хочу, чтобы ты отправилась внутрь себя и сказала: «Если ощущение в голове означает «да», и ты хочешь коммуницировать со мной в сознании, усиль это ощущение; если «нет», заставь его исчезнуть». 0`кей. Ты понимаешь?
          Кэрол. Да-да. (Закрывает глаза, и скоро снова возникает то же напряжение мышц. Это напряжение служит теперь для меня визуальным средством, чтобы понимать ответы, которые полу част Кэрол, в то время как она переживает тот же феномен кинестетически. Вскоре Кэрол открыла глаза). Она усилила ощущение.
          ЛКБ. Это хорошо. Теперь у нас есть способ эксплицитной коммуникации с этой частью. Отправься внутрь и поблагодари ее за коммуникацию с тобой.
          Кэрол. (выполняет это)
          ЛКБ. Теперь отправься внутрь и спроси, захочет ли она сказать тебе, что она пытается для тебя сделать, вызывая головные боли.
          Кэрол (кивает, и демонстрирует поведение обращения внутрь, мышцы лица снова напрягаются). Снова появилась головная боль, так что я полагаю, что она хочет сказать мне. Мне трудно поверить, что она делает для меня что-то хорошее.
          ЛКБ. Я тебе верю. Но тем не менее это так. Всякое поведение так или иначе имеет смысл. Отправься внутрь и скажи “спасибо” снова, и попроси сказать тебе, что она пытается для тебя сделать. Это может быть в словах, или в картинах, или как-нибудь еще.
          Кэрол. 0`кей. (закрывает глаза) Хмммм.
          ЛКБ. Понимаешь ли ты ответ?
          Кэрол. О, я понимаю. Она говорит, что защищает меня, потому, что я не могу сказать “нет”, особенно мужчинам.
          ЛКБ. Ну а раньше ты это знала?
          Кэрол. Нет, нет, понятия не имела. Из-за головных болей мне даже никогда не приходилось говорить “нет”.
          ЛКБ. Ну, тогда она работает очень эффективно, правда?
          Кэрол. Да, пожалуй.
          ЛКБ. Согласна ли ты, что намерение позитивно? Хочешь ли ты, чтобы тебя защищали от последствий неумения сказать “нет” мужчинам?
          Кэрол. Я лучше скажу “нет”.
          ЛКБ. А ты можешь?
          Кэрол. Ну, я думаю, что могу.
          ЛКБ. Таким образом, ты думаешь, что можешь, но та часть тебя по-видимому не согласна.
          Кэрол. Ну, мне действительно трудно бывает сказать “нет”, особенно мужчинам.
          ЛКБ. Так что, наверное, ты нуждаешься в защите, по крайней мере пока ты не научишься говорить “нет”.
          Кэрол. Да, нуждаюсь. Прежде, чем у меня начались головные боли, я часто попадала в неприятные положения. Я согласна, что у нее добрые намерения.
          ЛКБ. Тебе только не нравится способ, каким она выполняет эти намерения, да? Кэрол. Да.
          ЛКБ. Пока ты не овладеешь мастерством говорить “нет”, когда это нужно, хочешь ли ты, чтобы ты была под защитой от последствий неумения сказать “нет”?
          Кэрол. Да.
          ЛКБ. Отправься внутрь себя и поблагодари эту часть тебя за то, что она тебя защищала все эти годы.
          Кэрол. 0`кей (закрывает глаза)
          ЛКБ. А есть ли у тебя часть, которую ты называла творческой.
          Кэрол. Да, я полагаю, что есть.
          ЛКБ. Хорошо. Я хочу, чтобы ты отправилась к своей творческой части и попросила ее, не согласится ли она создать три других способа удовлетворить те же намерения, пока ты не научишься говорить “нет”.
          Кэрол. 0`кей. (закрывает глаза, улыбается). Она согласилась.
          ЛКБ. Как она сказала об этом?
          Кэрол. Она нарисовала “ДА” яркими цветами радуги, как и должна поступать творческая часть.
          ЛКБ. Великолепно. Попроси ее продолжать.
          Кэрол. (закрывает глаза и склоняет голову назад. Потом кивает, раз, второй, третий). 0`кей, я получила их. ЛКБ. Хочешь ли ты сказать мне, какие это способы? Кэрол. Конечно. Первый состоит в том, чтобы оставаться наедине с мужчиной только если я хочу сказать ему «да». Второй — стать настолько безобразной, что я перестану нравиться мужчинам. Третий — занять мужчину чем-нибудь таким, что уведет его от сексуальных мыслей.
          ЛКБ. 0`кей. Теперь направь эти три новые возможности части, которая устраивала тебе головные боли и спроси ее, согласна ли она, что эти способы будут работать по меньшей мере так же хорошо, как головные боли.
          Кэрол. 0`кей. (закрывает глаза на несколько мгновений, затем ее лицевые мышцы сжимаются). О! Она говорит—да.
          ЛКБ. Хорошо. Спроси, согласна ли она осуществить новые возможности, когда это будет нужно).
          Кэрол. (закрывает глаза; мышцы лица сжимаются, потом расслабляются). Она сказала — да, а потом головная боль исчезла.
          ЛКБ. Великолепно. Вот и все с головными болями. Теперь отправься внутрь и спроси, не возражает ли какая-нибудь часть против переговоров, которые произошли.
          Кэрол. (закрывает глаза) Да, Я получила ответ печатными буквами “да”.
          ЛКБ. Спроси, в чем состоит возражение.
          Кэрол. Она говорит большими, яркими печатными буквами: “НАУЧИСЬ ГОВОРИТЬ НЕТ!”
          ЛКБ. Я полностью согласна. Отправься внутрь и скажи этой части, что именно это ты и собираешься сделать. И поскольку ей не будет нужды возражать, она может быть очень полезной в этом деле. Кэрол. 0`кей. Она говорит “0`кей” большими, яркими печатными буквами.
          ЛКБ. Хорошо. Спроси, есть ли еще какие-нибудь возражения этим переговорам.
          Кэрол. (закрывает глаза). Кажется все в порядке. Я чувствую себя великолепно.
          Кэрол научилась видеть нежелательное поведение (головные боли) как способ удовлетворения позитивного намерения (выхода из трудной ситуации). Она установила коммуникацию между сознательным вербальным процессом и бессознательными процессами, порождающими симптом. На следующих встречах я помогла Кэрол так организовать свои реакции, чтобы она могла изящно говорить “нет” в соответствующих контекстах. Мы также ввели переформирование с другими содержаниями, так что сам этот процесс мог интегрироваться в ее поведение. Скоро она смогла осуществлять его сама, и перестала нуждаться в терапевте.
          Сексуальные дисфункции часто являются проявлением неконгруентности, несоответствия между сознательными и бессознательными процессами. Переформирование приводит эти процессы в соответствие друг с другом, создавая мета-систему, направленную к благополучию всего организма. Эта мета-система — часть, порождающая слова, которая может вступать в контакт и коммуницировать со всеми другими частями на сознательном и бессознательном уровне. Она не принимает ничью сторону и не называет какое-то поведение или какую-то часть плохой или больной; она просто обеспечивает ведение переговоров, чтобы привести к согласию различные части индивидуума или пары. Таким образом используются все внутренние ресурсы для достижения целей, с которыми согласна вся система (человек, пара или семья). Когда все шаги переформирования освоены и интегрированы в естественное поведение человека, он сам может осуществить любые желательные изменения.

    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19

    новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   вверх


    Copyright @FOLLOW 2000-2006
    Designed by follow.ru