новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   Печать Контакты
Статьи - 5 последних
  •  Первый день на новой работе
  •  Женщина-руководитель: проблема самоактуализации в контексте полоролевых характеристик личности
  •  Полоролевые стереотипы как регуляторы самопринятия человека в качестве субъекта деятельности
  •  Гендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии: проблемы и стратегии профессионализации
  •  Гендерные аспекты социальной адаптации в условиях ранней профессионализации
  • Тесты - 5 популярных
  •   Способны ли вы убить человека?
  •   Проверьте свою память
  •   Каков Ваш характер?
  •   Насколько Вы довольны жизнью?
  •   Довольны ли Вы собой?
  • Голосование
    Ваше мнение о навигации и удобству представления материалов данного сайта
    Организацию представления разделов и материалов нужно улучшить
    Нужны небольшие изменения в навигации
    Ничего не нужно менять

    результаты
    Поиск по сайту
    Расширенный поиск
    Рассылка новостей



    Начало - НЛП - Статьи - Терапевтические метафоры


    Терапевтические метафоры


           Ричард Бэндлер в своем предисловии к книге Дэвида Гордона "Терапевтические метафоры" приводит поучительную историю, "выдергивающую" человека из бесплодных схоластических споров и "заставляющую" индивида принять активное участие в практиковании коммуникационных техник: "В первые годы моей работы в качестве создателя моделей психотерапии я хорошо запомнил свое изумление огромным количеством "профессионалов", посещавших мои семинары для изучения паттернов коммуникации, бравшихся из практики самых талантливых коммуникаторов в этой области... "профессионалов", которые тратили свое и мое время на долгие дискуссии об эффективности и полезности техник, которые они даже не испытали. В начале я спорил с ними, а потом понял, что это бессмысленно, и начал требовать, чтобы эти профессионалы проверяли паттерны до того, как мы их обсудим, что, конечно, приводило нас к новым дискуссиям. В конце концов, решив, что безуспешность моих усилий связана с моим собственным поведением, я начал рассказывать им историю о профессоре - некоем Мелвине Стюарте - у которого я учился в колледже.
           Это был биолог высочайшей квалификации. Главной научной страстью Мелвина было изучение фауны пустынь. Он часто организовывал небольшие экспедиции с участием молодых, физически крепких биологов, и отправлялся в пустыню для интенсивной работы на природе. В большинстве случаев эти путешествия завершались без особых приключений, принося в то же время большую пользу образовательной цели экспедиции. Но однажды летом в одной пустынной местности, очень далеко от населенного пункта, у экспедиции сломалась машина. Мелвину и его молодой команде пришлось оставить ее и пешком отправиться за помощью. С собой они взяли только предметы первой необходимости, нужные для выживания - еду, воду и карты. Согласно показаниям карт, они должны были потратить по крайней мере три дня, чтобы дойти до ближайшего форпоста цивилизации. Начался пеший поход. Шагая, отдыхая, потом вновь шагая, эта торжественная и решительная группа продвигалась сквозь страну горячего безмолвия. Наутро третьего дня усталая и ободранная группа добралась до вершины высокого песчанного бархана. Измученные жаждой и перегревшиеся на солнце, они начали оглядывать с вершины местность, раскинувшуюся перед ними. Очень далеко справа от себя они увидели нечто, напоминавшее озеро, окруженное небольшими деревьями. Студенты стали прыгать и кричать от радости, но Мелвин никак не отреагировал на это, поскольку знал, что это - всего лишь мираж. - "Я бывал в этих местах" - сказал он; и воспринял эту дурную новость так, как это сделал бы любой умудренный жизнью профессор - как факт, который нужно принять к сведению. Однако его студенты бурно запротестовали и начали настаивать, что они точно знают, то что видят. Их спор с профессором продолжался до тех пор, пока в конце концов он не сдался. Он разрешил им пойти к миражу, но с условием, что как только они убедятся в своей ошибке - они сядут на месте и не сдвинутся с него до тех пор, пока он не вернется с подмогой. Все стали клясться, что будут ждать и больше никуда не пойдут. И тогда Мелвин пошел туда, куда он считал нужным идти, а студенты - куда считали нужным идти они. Через три часа они приблизились к новенькому роскошному спасательному посту, где было четыре плавательных бассейна и шесть ресторанов. Через два часа после этого они вместе со спасателями уселись в машину и отправились за Мелвином, но он так и не был найден ими... Никогда. Из-за этого случая я так и не завершил своего биологического образования".
           Метафора представляет собой новеллистический способ репрезентации чего-либо; это многоуровневый источник нового света, бросаемого на старые темы. Целью терапевтических метафор является инициация сознательного либо подсознательного трансдеривационного поиска - процесса возвращения в недра своей модели мира с целью прочувствования опыта, - который может помочь человеку в использовании личных ресурсов для такого обогащения картины мироописания, в котором он нуждается, чтобы суметь справиться с занимающей его проблемой. Волшебные сказки потому и являются терапевтическими, что человек находит в них свое собственное решение, ассоциируя то, что в них кажется относящимся к нему, с конфликтами своей внутренней жизни, переживаемым им в настоящее время. Содержание сказочной истории обычно не имеет отношения к нынешней жизни индивида, но оно вполне может отражать то, что состовляет его внутренние проблемы, кажущиеся ему непонятными, а потому неразрешимыми. Сказки, вообщем-то, не имеют отношения к внешнему миру, хотя они могут быть достаточно реалистичными и обладать атрибутами, присущими обычной жизни человека. Ирреальная природа чудесных историй является тем важным качеством, которое делает очевидным тот факт, что предметом волшебных сказок является не изложение полезной информации о внешнем мире, а те процессы внутренней жизни, которые протекают в человеческом уме и сердце.

    Конструирование метафоры

    1. Точность формулировки.
      Первой и главной задачей того, кто помогает людям, является достижение определенного уровня понимания природы и характеристик проблемы другого человека, а также осознание того, в каком направлении индивид хочет изменить ситуацию. Важной предпосылкой для эффективной терапии и для работы терапевтических метафор является необходимость точной формулировки целей клиента. Это означает, что изменения, которые нужно произвести, будут такими, над которыми человек будет иметь контроль.
    2. Изоморфизм.
      Главнейшим требованием, предъявляемым к метафоре в отношении ее эффективности, является то, чтобы она встречала клиента в его модели мира, т. е. метафора должна сохранять структуру проблемной ситуации. Другими словами, значимыми факторами метафоры являются межличностные взаимоотношения и паттерны, при помощи которых человек оперирует внутри контекста "проблемы", причем сам по себе контекст значения не имеет. Таким образом, фундаментальной характеристикой терапевтической метафоры является то, что участники истории и события, происходящие в ней, эквивалентны - изоморфны - тем лицам и событиям, которые характеризуют ситуацию или проблему человека. Это репрезентируется в метафорическом списке действующих лиц, и сходным образом репрезентируются процессы и параметры ситуаций, относящихся к проблеме. Такие репрезентации не равнозначны параметрам самой проблемы, но являются "эквивалентными" ей в смысле установления тех же отношений, которые идентифицируются между параметрами метафоры и действительной ситуации. Если условие изоморфизма удовлетворяется, то для составления метафоры пригоден любой контекст, выбор персонажей не имеет значения, важно лишь, как они взаимодействуют.
    3. Метафора в качестве двух главных своих компонентов имеет желательный исход и стратегию, которая позволяла бы перекинуть мостик между проблемой и желательным исходом.
      1. Исход. Как правило, люди знают, какие изменения необходимо произвести, чтобы исход носил позитивный характер. Человек всегда совершает свой самый лучший выбор, на какой способен в соответствии с имеющейся у него чувствительностью и восприимчивостью.
      2. Связующая стратегия. Наиболее подходящей стратегией, способной привести к желамому исходу, является стратегия, которую человек прямо или косвенно сам индуцирует. Прекрасным способом получить такую информацию является просьба описать, как он пытался решить эту проблему до прихода к консультанту. Описывая в деталях свои ошибки при разрешении затруднения, клиент будет косвенно рассказывать, что следует сделать для того, чтобы цель была достигнута, т. е. он будет описывать, в какие моменты он оказывается в замешательстве, и таким образом, в каких направлениях ограничена его модель. Другим отличным способом получить эту информацию являются вопросы подобного рода: "Что удерживает вас от...?", "Как вы удерживаете себя от...?" Задачей же терапевта является: а) помочь человеку научиться осознавать, в каких случаях события состовляют такую пропорцию, что они становятся проблемными; б) обеспечить индивида средствами, при помощи которых он сможет перепропорционировать эти события.
    4. Переформирование.
      Жизненным компонентом в разрешении проблемы является переформирование. "Переформировать" - означает взять прежний болезненный или нежелательный опыт или поведение и перекомбинировать его так, чтобы он оказался ценным и потенциально полезным. Так называемые, "отрицательные эмоции" и "негативные поведенческие паттерны" изначально не являются проблемами. Проблема состоит в том, как они используюся людьми в своей жизни. И потому, главной предпосылкой любого терапевтического вмешательства должно быть понимание того, что ни эмоции, ни поведение, ни опыт сами по себе не могут быть ни "плохими", ни "хорошими" - все они полезны, когда выражаются в соответствующем контексте в нужное время. Замена одного выбора другим должна уступить место увеличению репертуара выборов, с тщательным разъяснением того, каким образом прежний неприятный опыт или неприемлемые эмоции и поведение могут оказаться полезными для "жизни-после изменения".
    5. Синтаксис метафор - использование трансдеривационного поиска.
      Изоморфизм, который консультант так тщательно создает в метафоре, охватывает последовательность определенных событий, однако не является надежным в смысле точной передачи того, как клиент переживает эти события. Подход, который позволяет терапевту благополучно миновать ограничивающие пределы неопределенности, состоит в том, чтобы быть неспецифичным. Дело в том, что все люди для оценки значимости внешнего и внутреннего опыта используют трансдеривационный поиск - сверку с индивидуальной моделью мира. Каждый из нас является носителем уникальной картины мироописания, которую состовляют все ощущения, испытанные нами на протяжении всей нашей жизни, и, разработанные на их основе, фундаментальные обобщения. Именно с этой моделью сравнивается и коррелируется вся сенсорная информация, которая либо вызывает внимание и интерес, либо, если это совершенно новые или противоречащие сформированной модели информационные сигналы, не находят в нас никакого чувственного отклика. Намеренно отказываясь от специфицирования частной информации, поступков и переживаний персонажей метафоры, психотерапевт вовлекает своего слушателя в извлечение и разработку своих собственных интерпретаций того, "что происходит на самом деле". Важно помнить, что поскольку метафора конструируется для клиента, то правильным может быть только его толкование.
    6. Неспецифичность - отсутствие референтных индексов, наличие неспецифированных глаголов.
      Референтные индексы - это члены предложения (существительные), которые специфически именуют что-либо в опыте клиента. Аналогично тому, как слова, нуждающиеся в референтном индексе, специфицируются при помощи соответствующих вопросов ("кто?", "что?", "где?"), неспецифированные глаголы могут быть специфицированы вопросами "как?" и "каким образом?" Глаголы описывают, как кто-либо или что-либо действует или существует в мире. В то время, как при сборе информации о ситуации консультируемого такая спецификация имеет большую ценность, при предъявлении метафоры она может иметь разрушительный эффект. Представьте, к примеру, что в вашем рассказе некий персонаж прячется в доме, причем не имеет значения, где именно он скрывается. Если вы опишете его, как прячущегося в подсобном помещении, в то время как ваш клиент поместил его в своем воображении в гостинной, то между вашим повествованием и опытом слушателя возникнет разрыв. Этой ошибки можно было избежать, если не реферировать существительное "дом" другими уточнениями и не использовать развернутого описания действия "прятаться". Например, "Затем он вбежал в дом и где-то спрятался". Теперь человек свободен поместить персонажа куда заблагорассудится, а мы можем быть спокойны, что будем говорить с посетителем об одном и том же. Благодаря феномену трансдеривации, если терапевт оставляет существительные на произвол воображения клиента, тем самым он увеличивает смысловую значимость предъявленной метафоры.
    7. Номинализация.
      Описывая свой личный опыт, люди часто используют процессуальные слова, говоря о них так как если бы они были "вещами" или "событиями". Таким образом "я чувствую" превращается в "чувство", "я надеюсь" - в "у меня есть надежда", а "я был разозлен" - в "у меня есть злость". Хотя мы можем говорить о чувствах, надежде, злости так, как если бы они были "вещами", которые можно подержать в руках, на самом деле они являются процессами - динамичными и неосязаемыми. Нельзя взять злость, осознание или боль, и положить на стол для всеобщего обозрения. Производить такие действия с "процессуальными" словами - означает номинализировать их. Использованная в метафорах, номинализация инициирует трансдеривационный поиск. В утверждении "у меня есть злость" - утраченная памятью информация может быть восстановлена вопросами: "Зол когда, на кого и каким образом? Злость в связи с чем?" Номинализации в метафорах дают человеку возможность вовлечения номинализированного слова в процесс его собственных выборов.
    8. Вставленные команды.
      Поскольку метафоры по своей сущности являются некой транспортной системой для неявного предложения и осуществления изменений в паттернах коммуникации, то обычно в рассказываемых историях присутствует несколько пунктов, где подчеркивается некоторая важная мысль, особенно в отношении разрешения проблемы. Одним из способов привлечения внимания человека к такого рода неявным предложениям для увеличения их действенности является способ, при котором они оказываются частью вставленной команды. Вставленные команды формируются посредством введения в предложение имени клиента или местоимения 2-ого лица таким образом, что все, следующее после имени, становится для индивида директивой. Например: "Посидев там некоторое время, она решительно сказала себе: "Герда, остановись!""
    9. Маркировка.
      Идея маркировки напоминает принцип вставленных команд. Маркировка предназначается для придания ключевым словам или фразам особого значения путем привлечения к ним повышенного внимания. Последнее достигается посредством изменений в интонации терапевта, а также за счет использования определенных жестов, звуков, прикосновений, т. е. применения, так называемых, "якорей".
    10. Системы репрезентации.
      Это те модальности ощущений, которые нам как человеческим существам доступны, и которые мы используем для познания окружающего нас мира. Путь, посредством которого люди репрезентируют реальность, проходит через "ворота наших ощущений": органы зрения, слуха, кинестезиса (движения, осязание, чувство направления), обоняния и вкуса. Все эти системы функционируют непрерывно, но поскольку большая часть этого постоянного сенсорного потока по множеству причин является чрезмерной или ненужной, мы обращаем свое внимание не на все элементы этого потока, а предпочитаем сосредоточиться на той системе, которая дает нам информацию, наиболее соответствующую имеющемуся у нас опыту. Способность различать и использовать системы репрезентации предоставляет консультанту следующие преимущества:
      1. Терапевт получает возможность увеличить степень доверия, а также повысить значимость самой процедуры коммуникации;
      2. Точная настройка на систему репрезентации, используемую человеком, позволяет действовать в пределах модели мира, которая близка его мироописанию, что автоматически расширяет способность к эмпатическому сопереживанию и придает терапевтическим комментариям дополнительную силу;
      3. Еще одно преимущество проявляется при конструировании и утилизации терапевтических метафор. Зная, как клиент в основном репрезентирует информацию, терапевт может рассказать ему сказку таким способом, который будет принят и понят с наибольшей легкостью;
      4. Зная, как клиент репрезентирует значимые части той или иной проблемы, терапевт может использовать его паттерны репрезентации при описании и идентификации тех частей в предъявляемой истории, где метафорическая ситуация изоморфна реальной. При достижении этого результата у консультанта появляется возможность производить терапевтические изменения на уровне систем репрезентации.
    11. Субмодальности.
      Визуальные: цвет, яркость, насыщенность, контрастность. Аудиальные: высота, тембр, интенсивность, местоположение. Кинестетические: температура, давление, текстура, плотность. Обоняние: аромат, благоухание, концентрация.
      1. Опыт репрезентируется на уровне субмодальностей. Другими словами, то, что мы называем "опытом" (различением, мыслью, осознанием) не является дискретной, и по сути говоря, определимой сущностью, а есть не более, чем личностно-присущее "созвездие" субмодальных различений. Поскольку индивидуальный опыт возникает на субмодальном уровне, то на этом же уровне реально возникают и личностные изменения, способные увеличивать количество выборов человека, т. е. если изменения производятся на уровне субмодальностей, то изменяется также и опыт.
      2. Опыты, а значит и проблемы, изоморфно регенерируются из предыдущих опытов. Хотя контексты, в которых они протекают, могут быть различными, все эти опыты в основном идентичны в отношении их проистекания и продуцирования одних и тех же последствий. Повторение изоморфных опытов обусловлено идентичностью субмодальных созвездий.
      3. Поскольку эти опыты организованы таким образом, что каждый из них генерирует своего преемника и регенерирует своего предшественника, изменение в любом из этих изоморфных опытов будет распространяться на все остальные. Как всякая закрытая система, субмодальности каждого отдельного созвездия функционально гомеостатичны, и если изменяется одна или несколько из этих субмодальностей, то вся система вынуждена приспосаблиться к этому изменению.
    12. Вложенные реальности.
      Вложенные реальности отсылают нас к опытам, котоые одновременно репрезентуются на более чем одном уровне смысла. Это напоминает картину, изображающую стену, на которой висит картина с изображением стены, на которой висит картина... Полезность этой идеи заключается в том понимании, что люди репрезентируют большую часть своего опыта на различных уровнях реальности, и что любой из этих уровней не менее достоверен в качестве репрезентации опыта, чем любой следующий. Когда бы консультант ни рассказывал терапевтическую сказку или историю своим посетителям, он задействует, по меньшей мере, три реальности: реальность настоящего, здесь-и-сейчас, разговора с человеком; реальность репрезентации клиентом его проблемы; реальность репрезентации им метафоры, предъявленной для его проблемы. Вложение реальностей лучше всего осуществляется использованием "кавычек" - например, техники "мой друг Петрович". Прямые внушения\приказы\рекомендации оформляются в кавычки с целью снятия с терапевта ответственности за их содержание. В самой простой форме, в процессе сообщения метафоры, содержащей кавычки, имеются:
      1. реальность, в которой терапевт общается с клиентом;
      2. реальность изоморфизма истории-метафоры;
      3. реальность прямых утверждений (кавычки) в адрес посетителя;
      4. реальность внутренней репрезентации человеком предыдущих трех реальностей.
    выдержки из "Терапевтических метафор" Дэвида Гордонаподготовил и отредактировал Виталий Сомов

    новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   вверх


    Copyright @FOLLOW 2000-2006
    Designed by follow.ru