новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   Печать Контакты
Статьи - 5 последних
  •  Первый день на новой работе
  •  Женщина-руководитель: проблема самоактуализации в контексте полоролевых характеристик личности
  •  Полоролевые стереотипы как регуляторы самопринятия человека в качестве субъекта деятельности
  •  Гендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии: проблемы и стратегии профессионализации
  •  Гендерные аспекты социальной адаптации в условиях ранней профессионализации
  • Тесты - 5 популярных
  •   Способны ли вы убить человека?
  •   Проверьте свою память
  •   Каков Ваш характер?
  •   Насколько Вы довольны жизнью?
  •   Довольны ли Вы собой?
  • Голосование
    Ваше мнение о навигации и удобству представления материалов данного сайта
    Организацию представления разделов и материалов нужно улучшить
    Нужны небольшие изменения в навигации
    Ничего не нужно менять

    результаты
    Поиск по сайту
    Расширенный поиск
    Рассылка новостей



    Начало - НЛП - Литература - Элементы фантастического учения

    1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11
    Кротоно Сумус
    Элементы фантастического учения


    Часть вторая
    Конкретизации
    2. Человек и бог

           1. ПРОБЛЕМА НЕ В ТОМ, ЕСТЬ БОГ ИЛИ НЕТ, А В ТОМ, КАКОЙ СМЫСЛ МЫ ВКЛАДЫВАЕМ В ЭТО СЛОВО.
           2. Ты хочешь узнать как устроен мир? Возможно ты разочаруешься, узнав, что мир никак не устроен. Потому, что мир – это концепция, точка зрения. Он таков, каким тебе кажется. Но это вовсе не значит, что он должен исчезнуть вместе с тобой: это зависит от твоей концепции мира. Если ты считаешь, что мир сохранится, то так и будет – для тебя, потому что нет никакого «на самом деле». По сути твой вопрос беспредметен, если ты не сможешь удостовериться в ответе. Поэтому правильнее былобы спросить так: «Смогу ли я еще когда-нибудь попасть в этот мир, чтобы убедиться в его существовании?». Естественно, что ответ зависит от твоей концепции мира.
           3. Уважающее себя учение стремится представить свой предмет в виде объективной реальности, оно старается быть положительным. Оно учит тому, что есть «на самом деле». Другое учение об этом «на самом деле» придерживается другог мнеия. И всегда это «на самом деле» остается множеством взаимоисключающих мнений.
           4. Претензия на выражение реальности – тот первый неверный шаг, который всякое учение в конце концов приводит к вырождению и гибели. Этого не случилось бы, если бы в учении было бы заложено,что оно – лишь модель, временное образование, предназначенное для совершенствования путем замены все более существенных его частей.
           5. Человек,как и учение, настолько смертеннасколько он принимает себя за то, что «есть на самом деле». Мнеие человека о себе и своем мире – это тоже, что учение или концепция, модель, – ограниченная, если она содержит в себе сознание своей абсолютной реальности: её пределы определены её конкретностью.
           6. БЕЗГРАНИЧНО ЛИШЬ ТО, ЧТО ВСЕГДА СОЗНАЕТ СВОЮ ОГРАНИЧЕННОСТЬ.
           7. Вечно лишь то, что остается собою, изменяя любые качества на всем диаппазоне возможностей. Вечно лишь то, в чем заложены возможности любых премен. Вечной будет концепция,не претендующая на абсолютную достоверность, а признающая себя одной из множества возможных моделей. Она незакрывает себе путей для бесконечного движения.
           В человеке вечно то, что не говорит себе « я такой, а не другой». Изменять себя, не изменяя себе, не заменяя себя другим, – в этом секрет бессмертия. То во мне, что не мнит себя реальным, а осознает себя как возможность любой реальности, –это и есть вечное.
           8. Вопрос не в том, бессмертен ты или смертен, есть ли в тебе бессмертная душа или нет. Твоя проблема – если не найти, то создать в себе бессмертное – достойное увековечения.
           9. Из возможных в пределах данной эпохи концепциё человек неосознанно выбирает именно ту, в которой он удобнее себя чувствует. Самоосуждающий индивидуум может принести в жертву высшее ради сиюминутного самоуспокоения.
           10. Те, кому невыносимо жить под обнажающим взглядом Истины, предаются успокоительным иллюзиям. Тот, кто не считает себя достойным Вечности, не признает ничего,кроме преходящих форм. Тот, кому высшая Справедливость не сулит ничего хорошего,отрицает Бога и Гармонию.
           11. Атеизм – это слабость духа. На атеизм осуждают себя из стыда и страха пред Высшим и Совершенным.
           12. НИЧЕГО ВЫШЕ СЕБЯ НЕ ВИДИТ ТОТ,КТО НЕ СМЕЕТ ПОДНЯТЬ ГЛАЗА.
           13. И атеисты по своему правы: они не вкусят бессмертия (не ощутят непрерывность сознания). Только тот, кто создал в себе вечное и назвал его собою, воистину бессмертен.
           Тот, кто собою называет тленное, – как может он быть бессмертным? Он был рожден как жилище духа, но если дух им пренебрег (и духу не безразличен своеобразный комфорт), тогда он останется домом пустым, обреченным на анос.
           Высочайший архитектор, творящий без проектов, не жалеет материалов для своих экспериментов. Что же странного, если он часто говорит «не годится, не то»? Ничто не делается зря.
           14. Суть религии не только в Боге, сколько в вере в бога – в чувстве сверхличного. Бог лишь некоторая абстрактная направленность этого чувства, общее имя для того, что для личности ценнее её самой. Религиозный, или антиволевой акт – есть отказ от себя во имя высшего.
           15. Пока я – не Бог, есть нечто выше меня по самым существенным для меня свойствам, например, по разумности, любви, справедливости. Почему же не склониться перед ним и не отдать свою жизнь в его руки? Тем более, если я верю, что Он – это я в своем высшем смысле. И мое наивысшее желание – стать выше себя.
           Ты неможешь стремиться к нему, преодолевая то, что создано им для того, чтобы преодолевая ты стремился к нему, приближался к нему, никогда его не достигая в границах вечности.
           16. Бог, Истина, Абсолют есть то (разные аспекты того), что ощущает мыслит и действует через меня. Это мое истинное «Я», моя жизнь. Без жтого я мертв, меня нет.
           Это предмет веры, но не знания. Бог не может знать, что он – Бог, ибо знание как ограниченная форма не может вместить в себя безграничное. Поскольку бог не делим на субъект иобъект, внешнее и внутреннее, его отношение к себе не может принимать формы знаия, сознания,самосозерцания. Отношение, в котором Бог находится с самим собой,лучше всего выражается словами «пребывание в себе», но это конечно уже отношение, а непосредственная, без относительная и первоочевидная самосущность.
           17. Пребывание в себе Бога для меня раскрывается как самоосуществление Бога: это вечно длящийся (в принятой временной развертке) акт творения, происходящий через раскрытие мне мира и меня миру. Это не следует понимать так, что «Бог моими глазами смотрит на мир». Можно сказать, что Бог воспринимает весь процесс моего общения с миром, но слово «воспринимать» всё же содержит в себе субъект-объектное отношение. Лучше сказать, что Бог тождественен этому процессу, он и есть этот процесс, когда я неотделим от него. Но он же – Абсолютный субъект в моем несовершенном знании, тогда я отделяю себя от него как объект, существующий лишь в представлении субъекта. Понятно, что ни Бог ка процесс восприятия, ни Бог как Абсолютный субъект не может быть объектом моего восприятия и умозрения.
           18. Нет смысла говорить о природе Бога, потому что он – до всякой природы. Представылнеие о Боге в пределах религии должно быть только таким, чтобы «технология духа» была достаточно эффективна. Вполне возможно представлять Бога в человеческом облике. Но, чтобы религия как технология духа выполняла свое назначение, представление о Боге дложно быть принято как истина о нем, как его природа, выраженная в наших понятиях.
           19. БОГ ТВОРИТ ЧЕЛОВЕКА ПО СВОЕМУ ПОДОБИЮ, А ЧЕЛОВЕК БОГА – ПО СВОЕМУ РАЗУМЕНИЮ.
           20. Для всех религионых систем храктерно монархическое и иерархическое видение мира,требующее во всяком явлении выделять главное и второстепенное, лучшее и худшее, наделять весь мир и каждею его чатсь центром,стрежнем, субъектом, властителем, монархом, богом. Власть, владычество, отцовство – отношения чисто человеческие. Они невозможны между человеком и истинным Богом. Также и представление о Ьоге как о центре мира, его творце, его альфа и омега – только распространение наших несовершенных понятий на совсем иную реальность: критерий Истины, авторитет высшей достоверности человек представляет как превосходнуюстепень себя.
           В пределах вашего субъектного существования не могло возникнуть понятие, способное выразить нечто, лежащее за пределами этого существования. И только для обозначения этого невыразимого и его невыразимости существуют слова Бог, Абсолют, тарнсценднция и т.п. Любая попытка их расшифровки – извращение и принижение, используемое для укрепления определенного рода отношений между людьми. Расшифровка Бога как монарха – извращение его сущности с одной стороныи обожествление государственной и семейной субординации – с другой. Так, подменив живого Бога мертвыми социальными установками, властвует над душами ваш бахар – мнимый бог, самозванец, узурпатор.
           21. Истинно только чистое отношение «человек-Бог». Посредники лишь ступени и градации того же человека, – уровни «моего» сознания.
           22. Мы можем считать Бога и отцом, и творцом, и защитником, и грозным судьей, но всегда, принимая его в нужном нам аспекте, мы лишаем его универсальностию Но ему ничего, он – Бог, даже когда не Бог. А мы обанываем себя, когда берем от Бога то, что нам выгодно, или то, что в нас воспитано. Но и самообман – от Бога, как компенсация его абсолютной истиности.
           23. Пердставление о Боге всегда служило основой мировоззрения и поведенческим критерием (хотя бы потенциальным), выполняя роль стабилизатора общественных отношений. Но поскольку всякое представление о Боге не есть Бог, а только видимость, зависящая от точки зрения видящего, то человечество всегда пользовалось иллюзорными критериями для своих внешних и внутренних проявлений,что вполне можно определить как состояние «грехопадения». Только пребывание в единстве с Богом было жизнью истинной и непосредственной, не нуждающейся в критериях правильности. Несовершенство словестной коммуникации затрудняет обучение жизни тех остальных, которые только собираются жить, не зная, как это делать «получше». Ограниченность языка заслоняет иррациональный смысл учений, превращая Бога в драмматурга, владыку, даже в слово, – во что угодно, кроме самого себя. Писаный Бог становится бахаром – орудием социального гипноза,не освобождая, а порабощая верующих иллюзорной свободой добровольного рабства. И только не многим удается за словом увидеть Истину, и не столько благодаря слову,сколько вопреки ему.
           24. Разумеется, нет ничего, кроме истинной жизни в Боге. Но также истинно и непосредственно существуют вторичные процессы рефлексии и опосредования, несущие в себе самих знак отделенности, заблуждения, страха. Стоит повторять многократно, пока это не станет очевидным фактом сознаия,что бытие как субъект-объектное отношение так же пребывает в непосредственности, как и все прочее, и только внутри себя обозначает для себя свою вторичность, которая вне его знаковой системы никакого вторичного смысла иметь не может.
           25. Истинный Бог – это сама жизнь в её чистой непосредственной данности. Приобщенность к ней – абсолютная свобода, настоящее единственно ценное. Но оно – ни благо, ни зло, поскольку внесубъектно.
           26. СВЕТ ИСТИНЫ ОТКРЫВАЕТСЯ В ТУЧАХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ, ЕСЛИ НА НИХ ПОДУТЬ.
           27. Бог для каждого – только то, до чего дорос каждый, настолько близок, насколько тот сумел дотянуться. Он настолько открыт в своей Истине, насколько свободен человек от социального гипноза и следующего из него самообмана.
           28. Истина заслонена заблуждениями. Стоит только подуть на тучи заблуждений,и они развеются. Но нам и в голову не придет такая нелепость – дуть на тучи, потому, что эта мысль тоже скрыта в тучах предрассудков. Чем ниже и темнее эти тучи, тем они внушительнее и неодолимее робость запуганного сознания. Оно старается даже голову не полнимать, даже не вспоминать, – куда уж там дуть! Оно готово поддаться любому внушению, с радостью принимая любую весть, освобождающую от необходимости опасной борьбы. Оно блаженствует узнав, что никакая борьба невозможна. Оно только того и ждет, чтобы уютно сложить ручки и улечся в мягкий гробик бездействия. Лучше не жить, чтобы не рисковать жизнью, считает то, кто еще не жил.
           29. Все более отказываясь от настоящего во имя будущего, человек считает, что он приближается к Богу, не замечая, что он просто поклоняется бахару, желающему иметь покорное стадо роботов. Разумеется, бахар не более, чем ложная идея самоутверждения монархии, иерархии, насилия, и, как всякая ложная идея, она содержит в себе зерно своей гибели. Ибо ложный путь – столь иллюзорное представлений, как и идея его породившая. В истинном свете все пути оказываются истинными.
           30. Нужно совсем не много усилий, чтобы развыять фикции относительности. Нудно просто отказаться от борьбы с тем, чего нет. Подуть на тучи чисто символически, без усилия, – в знак пренебрежния ко всякой видимости. Слова «я вижу» ничего не значат. Это – символ пустоты. Как может видеть невидимый? Это значит само видение – только видимость. Борясь с видимостью видимости, мы хватаем руками ничто. Но и эта борьба – лишь видимость. Не за что бороться! Все, что есть, – и так есть, чего нет, – никогда не будет, – даже мечтой. Если есть мечта, – она уже реальность. Если мечта и реальность не одно, то это только видимость мечты и реальности. Пытаясь сделать мечту реальностью – значт усиливать обольщение видимостью. В том, что есть непосредственно, мечту некому отличить от реальности, некому предпочесть мечту реальности. Там нет такого, чего еще нет или почти нет. Там всё абсолютно ЕСТЬ, и даже абсолютное отрицание тождественно абсолютному утверждению. Это даже не сверхреальность, ибо все прочее – видимость. Это – единственная реальность – просто жизнь.
           31. Все гараницы преодолимы. Так между Богом и человеком нет непреодолимой преграды. Бог – это идеальное состояние человека, человек – реальное состояние Бога (частное, зафиксированное в некоторой реальности).
           32. Абсолют не осознает себя. Для этого ему надо стать человеком. Он ближе или дальше от того, чтобы осознать себя как Бога, в зависимости отстепени самоуважения. Предел – это конец человека и возврат к несамосознающему Богу: ведь быть Богом, значит быть Всем, не противопоставляя свое «я» дркгой части мира. Он должен либо осознавать, то что есть нечто выше его, либо не осознавать себя.
           Несамосознающий Бог – Всё стремится обрести самосознание, самосознающий человек стремится стать выше себя и раствориться в своем высшем – «вернуться к Богу».
           33. Сознание в своей высшей непосредственности (непорочности) есть несамоосознающее сознание, или Абсолют (внесубьектное сознание, тотус). На пути самопознания оно становтися сначала «полусамосознающим» (моносубъектное сознание, монос) и, наконец, самоосознающим себя как нечто отдельное от «не себя» (полисубъектное сознание, полис). Дальше сознание познает свою истинную суть и возвращается к Абслюту. Пристально рассматривая себя, сознание убеждается, что в своей истинной природе он есть Всё. Так Абсолют, пройдя путь самообнаружения, возвращается к своей внесубъектной сути (на «новом уровне», как хотят верить концепции полиса).
           Эти процессы можно назвать «материализацией» и «дематериализацией». Такова пульсация: бытие-небытие, человек-Бог, происходящяя во всех, в том числе и во вневременных, аспектах.
           34. Человек – это Бог в процессе самоискания. Человек – орудие,прокладывающее Ему новые пути к Себе. Человек – совершеннейший прибор, созданный им для сотворения Себя.
           35. Достигнув определенного уровня, человек вступает в более интимные отношения с божеством.
           36. Страдая от одиночества, Бог стал человеком среди людей. Теперь человек, страдая от одиночества среди людей стремится прийти к единству в Боге, не утратив индивидуальность, чтобы вновь не возникла проблема одиночества Бога.
           37. Человек есть отвлечение Бога от себя, его притворство пред собой, ибо все что можно сказать о Боге, есть ложь. Но Бог желает говорить о себе, – эо его воля,его каприз. И Бог фантазирует о себе, представляя себя человеком в бесконечной Вселенной, которую ему «предстоит познать». Тогда как ему всего лишь надо престать притворяться.
           38. Бог – не предмет поклонения, а предмет саморазоблачения. Сотворение миров – его паяснячанье перед собой.
           39. Нет ничего кроме Бога, потому мир и человек в нем – божественный саммобман. Когда он незрел как ребенок, ему хочется играться, и он создает миры. Мужая,он начинает стыдиться своего ребячества и создает философию как метод познания истины о себе – божественное саморазоблачение.
           40. Воля к превосходству над собой (нечто по самой идее абсурдное) заставляет его стараться тволрить. Она же устремляет человека к Богу. В Истине воля к превосходству оказывается замкнутой на себя – движущей силой самообмана. И мир – жтот самообман – будет существовать, пока эта игрушка чем-то привлекательна. Он исчезнет, когда у ребенка достанет мужетсва признать, что он есть Все, тождественное «ничто» для ума.
           41. Извечный страх заставляет вас полагать в основе мира нечто великое и торжетсвенное, гнетущее и пугающее. Бесстрашный поймет, что Бог – это свет, сме, радость и детская чистота.
           42. Кончается эпоха страха. Минует то время,когжа стра пред сильным был основным направляющим фактором в объединении человека. Теперь – не поклонение, а осознание, НЕ СТРАХ БОЖИЙ, А БОЖЕСТВЕННОЕ БЕССТРАШИЕ станет совершеннейшим двигателем ваших душ.

    1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11

    новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   вверх


    Copyright @FOLLOW 2000-2006
    Designed by follow.ru