новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   Печать Контакты
Статьи - 5 последних
  •  Первый день на новой работе
  •  Женщина-руководитель: проблема самоактуализации в контексте полоролевых характеристик личности
  •  Полоролевые стереотипы как регуляторы самопринятия человека в качестве субъекта деятельности
  •  Гендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии: проблемы и стратегии профессионализации
  •  Гендерные аспекты социальной адаптации в условиях ранней профессионализации
  • Тесты - 5 популярных
  •   Способны ли вы убить человека?
  •   Проверьте свою память
  •   Каков Ваш характер?
  •   Насколько Вы довольны жизнью?
  •   Довольны ли Вы собой?
  • Голосование
    Ваше мнение о навигации и удобству представления материалов данного сайта
    Организацию представления разделов и материалов нужно улучшить
    Нужны небольшие изменения в навигации
    Ничего не нужно менять

    результаты
    Поиск по сайту
    Расширенный поиск
    Рассылка новостей



    Начало - Этология - Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда

    1 [2] 3
    Анатолий Протопопов
    Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда


    О примативности и культуре
    Чем отличаются женская логика и железная?
    – Женская не ржавеет
    (старый анекдот)

       В отличие от большинства прочих животных, разные люди в разной степени подвержены влиянию своих инстинктов. Если какой-то человек вовсе не подвержен влиянию своих инстинктов, живет только рассудком – такой абсолютно не примативен (в реальной жизни такие не встречаются); Другой, полностью живущий одними чувствами, то есть всецело своим инстинктам подчинён – абсолютно примативен (а вот такие иногда бывают и в реальной жизни). Д. Зарайский вводит понятие «сила модели», которая есть показатель способности данной поведенческой программы доминировать среди ей подобных. Дело в том, что для одной и той же ситуации мозг располагает обычно несколькими поведенческими программами, среди которых есть как врождённые, так и приобретённые, и какая из них будет принята к исполнению, зависит при прочих равных условиях от силы каждой из моделей поведения. Так вот, примативность – это степень доминантности (сила) инстинктивных моделей поведения по отношению к рассудочным.
         Зачатки непримативного поведения наблюдаются у многих высших животных, сколь – нибудь значимые проявления видны у приматов, но только у человека непримативность стала относительно массовым явлением.
         Понятие примативности отнюдь не тождественно понятию культуры – культура, с оговорками, есть скорее, нечто производное от примативности. Среди деятелей искусства, даже высочайшей культуры и порядочности, веско преобладают люди с высокой примативностью – такие люди живут в мире чувств.
         Хотя понятие «культура», интуитивно понятно без определений, его очень сложно сформулировать сколь-нибудь строго. Ясно лишь, что культура – продукт воспитания и образования (в широком смысле слова); примативность есть нечто врождённое. У культурного человека первобытная мотивация подавлена воспитанием, и заменена требованиями законов и обычаев общества. Однако она может себя проявить в случаях, когда законы или обычаи ситуацию не определяют жёстко, оставляя какую-то свободу; под влиянием алкоголя, сильных душевных переживаний. Эти проявления тем чаще и сильней, чем выше примативность. Давний спор о физиках и лириках был по сути, спором о примативности.
         Примативность скорее коррелирует с эмоциональностью, чем с культурой. Ведь инстинктивные программы, обнаружив совпадение внутренних сигнальных признаков с какими-то факторами внешней обстановки, порождают соответствующие эмоции, и высокопримативный человек им охотно подчиняется. Низкопримативный человек, даже испытывая те же по силе эмоции, способен поступать им вопреки.
         Уровень примативности, как и ранговый потенциал, в основном детерминирован генетически и условиями внутриутробного развития. Он весьма слабо меняется в ходе воспитания и образования, однако сам может влиять на воспитуемость и способность к получению образования того или иного вида. Бывает, что человек с серьёзным научным образованием в житейских вопросах может не доверять своим знаниям, больше полагаясь на чувства. И наоборот. Очень низкопримативный человек живёт как бы вне первобытной иерархии; высокопримативный, напротив, очень чуток к рангу окружающих. Малейшее проявление окружающими уступчивости он воспринимает как сигнал к началу иерархической атаки; встреча же с чем-то (или кем-то), явно его превосходящим, вызывает у такого паралич воли и гнусное заискивание.
         Чем выше врождённая примативность ребёнка, тем больше требуется педагогических усилий для воспитания культурного человека; в следующем поколении всё повторяется снова. У такого культурного человека, чья культура достигнута только колоссальными педагогическими усилиями, могут родиться на редкость некультурные дети, ибо база осталась прежней. Новорождённый ребёнок, конечно же лишён разума, и поэтому живет одними инстинктами независимо от уровня врождённой примативности, но вскоре этот уровень начнёт проявляться. Очень важный нюанс: примативность – не есть показатель силы или слабости интеллекта; это степень доверия человека своему рассудку в практических ситуациях. Высокопримативный, но вместе с тем высокоинтеллектуальный учёный может преспокойно сочетать серьёзнейшие научные знания с искренней религиозностью, которая (религиозность) восходит к инстинкту подчинения альфе.
         Как уже было сказано, женщины больше доверяют интуиции и чувствам, чем логическим умозаключениям, что и составляет так называемую женскую логику. То есть, среди женщин преобладают высокопримативные. Известно, что девушки лучше чем юноши, учатся в школах и других учебных заведениях, даже технического профиля. В ходе этого обучения не только читается теория, но и решаются практические задачи, проводятся лабораторные работы, и т.п. И девушки с этим всем тоже справляются лучше юношей! А вот когда приходит время применить эти знания не понарошку, то… мысль об этом просто не приходит в голову.
         То, что женщины в среднем более религиозны, обусловлено той же большей примативностью – высшего ранга, чем у Бога, просто не может быть, а существует он или нет – не имеет значения…
       Бесспорно, что человек как социальное существо, очень многомерен, и его не втиснешь в пространство этих трех измерений: высокая-низкая примативность, альфа-омега и высокая-низкая культура. Однако интересные для нашей темы события разворачиваются в основном, именно в этом пространстве. И ещё стоит подчеркнуть, что примативность является обобщающим понятием, показывающим среднюю силу всех инстинктивных программ поведения. Однако таких программ довольно много, в том числе – противоречивых, и каждая может иметь различную силу, что дополнительно запутывает наблюдаемую картину.
      Короче говоря:
    • Примативность – показатель силы врождённых поведенческих программ по отношению к рассудочно-мотивированному поведению.
    • Внешне она выражается в склонности к эмоционально-обусловленным поступкам, и имеет лишь косвенное отношение к интеллекту и культуре как таковым, равно как и к темпераменту в координатах холерик – флегматик.
    О принцах и принцессах

    ЖЕНЩИНА – самка, у которой есть МУЖЧИНА;
    МУЖЧИНА – самец, у которого есть ДЕНЬГИ.
    (анекдот)

    Как жаль, что генералы женятся в
    лейтенантском звании!
    (из разговора старых дев)

       Такой исключительно важный для всего живого процесс, как размножение, разумеется никак не мог быть оставлен без контроля инстинктов. Соответственно любовь, как сильнейшее из чувств, является голосом того самого первобытного инстинкта, который заставляет предпочитать для спаривания наилучшую особь другого пола.
         А каковы критерии этого предпочтения? Излишне доказывать, что эти критерии сохранились неизменными с первобытно-стадных времен, когда инстинкты и формировались. Можно сказать, что инстинкты в ходе формирования «сфотографировали» существовавшее тогда положение дел, и продолжают сверяться с этой «фотографией» пока существует вид. Инстинкты, таким образом, позволяют выбрать превосходного, с первобытной точки зрения, партнера. А наиболее простым, и наиболее наглядным признаком превосходства является высокий ранг в первобытной иерархии. И хотя очевидно что ранг, строго говоря, является скорее визуально-поверхностным показателем предпочтительности, но что-либо лучшее в неразумной природе трудно даже представить. Внешняя привлекательность (красота) – в этом смысле менее надёжна. Вообще, у всех животных количество спариваний является наиболее простым и чётким количественным показателем ранга самца в иерархии. Для самок эта зависимость очень слабая, и скорее обратная.
         Принято считать, что альфа просто отнимает самку у беты (гаммы…), подобно тому, как он отнимает у него еду, однако правила поведения в иерархии соблюдают все участники группы, и самки тоже. Это значит, что отнимать самку во многих случаях просто не требуется – она сама, повинуясь заложенной в ней инстинктивной программе, предпочитает высокорангового самца. Не зря, говоря об идеальном женихе, женщины упоминают слово «принц». Настоящий принц – работёнка отнюдь не плебейская, и обычно это реальный кандидат в короли.
         Разумеется, это не единственная тенденция. Существует например, «инстинкт предпочтения свежей крови», проявляющийся как сексуальное любопытство. Цель этого инстинкта – противодействие близкородственному скрещиванию, неизбежному в изолированных группах. В соответствии с ним предпочтение может отдаваться при прочих равных условиях новому и необычному партнёру, желательно не входящему в данную группу. Наиболее ярко он проявляется в поведении самцов, т.к. хорошо согласуется с принципом неограниченной сексуальной экспансии самца. В поведении самок он проявляется более ограничено. В число этих ограничений обязательно входит ранговый потенциал «гостя», который должен быть не ниже определЁнного минимума. Ну и конечно, на эти тенденции накладываются и индивидуальные особенности вкусов и симпатий.
         Ещё важно подчеркнуть, что высокий ранг самца не даёт ГАРАНТИИ доступа к некоей конкретной самке, но является веским фактором, повышающим ВЕРОЯТНОСТЬ этого события. ПричЁм степень корреляции между сексуальной привлекательностью самца и его рангом различается у разных видов, и существенно нелинейна – самцы первых нескольких ярусов иерархии могут по степени привлекательности для самок отличаться весьма мало, поэтому доминант должен сам отгонять от самок субдоминантов. Но начиная где-то примерно с середины иерархии и ниже (для разных видов – по разному) сексуальная привлекательность самцов падает уже настолько, что доминанту можно не беспокоиться – такого самца самки с большой вероятностью не подпустят сами.
       Теперь для иллюстрации, старый, но очень показательный для нашей темы анекдот:Однажды к поручику Ржевскому обратился корнет Оболенский: – Господин поручик! Поделитесь опытом, как это Вы умеете так быстро уговаривать женщин? – А что тут уметь? Подходишь к даме, и говоришь: Мадам! Разрешите Вам впен…ть! – Но господин поручик! За такие грубости можно и по морде-с… – Можно и по морде-с. Но я почему-то впен…ю.
       А сейчас представим себе, что корнет последовал примеру поручика. Представили? Ну и что? Вы совершенно правы – он будет получать по морде-с. А ведь из текста не следует, что корнет менее привлекателен внешне, чем поручик; более того, он явно культурнее и порядочнее! ЕщЁ представим, что поручик высказал свою просьбу в утончЁнно – изысканных выражениях. Получит ли он отказ? Отнюдь нет, ещё более вероятное согласие. А если корнет попросит в тех же изысканных выражениях? Ну в этом случае по морде ему могут и не дать сразу, но финал будет скорее всего тот же, хотя какое-то время его будут с удовольствием водить за нос. И ещё потешаться над ним. То есть,
    для женщины фактически не имеет большого значения, КАК мужчина выражает своё
    желание, для неё крайне важно, КТО это желание выражает.
      Если это мужчина с высоким рангом («поручик»), то женщины ему простят едва ли не любое поведение, и едва ли не любые недостатки; если с низким («корнет»), то ему не поможет и безукоризненность во всем.
         Причём поручик действительно не видит в этом проблем – лично у него их в самом деле нет, и он часто даже не подозревает, что у других мужчин они могут быть. Ведь он-то никаких усилий к завоеванию женщин не прилагает (более того, женщины часто сами прилагают усилия по завоеванию его!), и искренне считает, что женщины так же точно относятся ко всем остальным мужчинам.
         А вот кто из этих двоих будет лучшим мужем (верным, порядочным, трудолюбивым…)? Кто угодно, только не поручик! Но за кого женщины охотнее выскочат замуж, а? Вы правы, за поручика. И это притом, что в первоисточнике (к/ф «Гусарская баллада»), поручик Ржевский был открытым и убеждённым противником уз Гименея.
         Говорят, что женщины любят повелителей. Это верно, но это только частный случай. Даже обладание «крепкими локтями», т.е. способностью и готовностью бороться за свои интересы, применительно к брачным отношениям является только частным случаем. Любовь, как голос инстинкта, не умеет рассуждать, и поэтому часто срабатывает на визуальный ранг, а не фактический. Бывает, что «поручик» предстает эдаким жалким нытиком, плачущим о том, что он такой замечательно-превосходный, а его окружающие бездари не ценят; бывает, капризулей с детско-бабским эгоистичным характером, вокруг которого все ходят на цыпочках, не зная, как ему угодить (возможны и другие варианты). Главное, что он сам в своем превосходстве искренне уверен. Очевидно, что капризуля или нытик – не самые достойные продолжатели рода (даже с первобытных позиций!), и фактический ранг, как показатель способности устроиться в жизни, у этих мужчин весьма низок, но инстинкт достаточно формально реагирует на вышеуказанную уверенность, которая является главным сигнальным признаком высокого ранга.
         Поскольку инстинкт не утруждается объяснениями, а рассудок эту самоуверенность, за достоинство как правило не считает, то у всех и возникает воспетое в стихах и прозе ощущение мистичности и загадочности любовного выбора – хочется-то вопреки всем здравым смыслам, и непонятно за что.
         Кого любят мужчины? Принцесса не обязательна. Инстинктивные критерии предпочтения у мужчин проще, и радикально отличаются от таковых у женщин. Главное качество, привлекающее мужчин в женщине – это её новизна для него, доступность и физическое совершенство. Разумеется, если все эти факторы сочетаются в одной женщине, то её привлекательность будет наибольшей, и на такой женщине мужчины будут сосредотачиваться в первую очередь; но лишь до тех пор, пока не добьются её тела, или не убедятся в отсутствии шансов. Впрочем, это справедливо лишь в отношении женщин, как половых партнеров. Жён мужчины выбирают рассудком (но только те, у которых есть выбор и есть рассудок). Чувственные критерии предпочтения мужчинами женщин гораздо более размыты, как в силу большего разнообразия самих мужчин (а следовательно, и их вкусов), так и менее острой для них необходимостью выбора. Самцу не нужно выбирать самку – ему нужны все самки без разбора.
         А вот женский ранг, имея большое значение во взаимоотношениях женщин между собой, для мужчины относительно менее важен. Конечно, от высокоранговых женщин мужские головы кружатся сильнее, но скромные и застенчивые (низкоранговые) жёны были в цене во все времена. Также известно, что женщины гораздо чаще влюбляются в своих начальников (преподавателей и т.п.) чей высокий визуальный ранг обусловлен просто их служебным положением и отчасти возрастом, чем мужчины.
         Если высокий ранг для мужчины – ключ к женским сердцам, обеспечивающий ему выбор, то для женщины высокий ранг – источник проблем с мужчинами. Среднеранговые мужчины ей уже никак не приемлемы – ни сексуально, ни платонически (не говоря уж о низкоранговых), а высокоранговых мало, да и те большей частью «кобели». А если и не «кобели», то безнадёжно заняты. Низкоранговая женщина, как и все женщины, предпочитая «альфу», относится к «омеге» всё же более лояльно – при каких-то обстоятельствах она может простить мужчине невысокий ранг, тем самым какие-то другие достоинства этого мужчины получают шанс быть оценёнными.
      Короче говоря:
    • Эмоциональный выбор брачного партнёра (симпатия, влюблённость, любовь – в зависимости от силы переживаний) осуществляется в соответствии с системой инстинктивных критериев оценки потенциального партнёра.
    • Для эмоционального выбора мужчины женщиной наибольшее значение имеет его инстинктивный иерархический статус (в т.ч. сугубо визуальный), могущий не совпадать с его общественным положением. На втором месте – физические данные.
    • Для эмоционального выбора женщины мужчиной наибольшее значение имеют её новизна, доступность, и физические данные в равной степени.
    • Напомню, что рассудочный выбор мы договорились в данном трактате не рассматривать.
    О борьбе двух «Я»

    И я борюсь, давлю в себе мерзавца
    О, участь беспокойная моя!
    Боюсь ошибки – может оказаться
    Что я давлю не то второе «Я»
    (В. Высоцкий)

       Как-то ещё в советское время среди студентов тогда ещё Ленинградских ВУЗов был проведен опрос-исследование. Их, во-первых спрашивали, какого бы они хотели супруга; и вместе с тем выясняли, какие юноши (девушки) им нравятся практически. Вот в таком порядке распределились приоритеты (см.таблицы 1,2):

    Таблица 1. Мнения юношей
    Девушка, пользующаяся успехом Желаемая жена
     1  Красивая  Честная, справедливая +16
     2  Жизнерадостная  Жизнерадостная  0
     3  Любит танцевать  Трудолюбивая  +7
     4  С чувством юмора  Умеет владеть собой +11
     5  Смелая  Энергичная  +2
     6  Умная  Любит свою работу  +8
     7  Старается помочь другим    
     8  Энергичная    
     9    Старается помочь другим  -2
    10  Трудолюбивая  Умная  -4
    11    С чувством юмора  -7
    12  Волевая  Волевая  0
    13    Красивая -12
    14  Любит свою работу  Смелая  -9
    15  Умеет владеть собой  Любит танцевать -12
    16  Честная, Справедливая  Высокая  +1
    17  Высокая    
        
    Таблица 2. Мнения девушек
    Юноша, пользующийся успехом Желаемый муж
     1  Энергичный  Трудолюбивый +13
     2  Жизнерадостный  Честный, справедливый +11
     3  Красивый  Умный  +5
     4  Любит танцевать  Умеет владеть собой +12
     5  Высокий  Смелый  +6
     6  С чувством юмора  Волевой  +4
     7  Старается помочь другим  Жизнерадостный  -5
     8  Умный  Любит свою работу  +5
     9  Честный, справедливый  Старается помочь другим  -2
    10  Волевой    
    11  Смелый  Энергичный -10
    12      
    13  Любит свою работу    
    14  Трудолюбивый  С чувством юмора  -8
    15    Любит танцевать -11
    16  Умеет владеть собой  Высокий -11
    17    Красивый -14

         В ходе опроса не выяснялось отношение к первобытному рангу. Иначе, такое качество, как «брать от жизни своё» (да и чужое, лишь бы себе) наверняка заняло бы первое место в левых графах. Но и без этого очевидно, что левые графы отражают первобытные идеалы; правые – ценности семейной жизни. Особо следует отметить любовь к танцам. Будучи мягко говоря, малополезным в семейной жизни, умение танцевать имеет важное ритуальное значение. Танец является непременной частью брачного ритуала очень многих животных, и приматов тоже. Не танцующий не демонстрирует ритуально-брачного поведения, и с первобытных позиций как бы не половозрелый ещё. Очень показательно также, что трудолюбие и владение собой занимают последние строчки левых граф – омеги в первобытном стаде были самыми безропотными, и трудились больше всех… Легко заметить, что правые и левые являются почти зеркально-перевёрнутыми отражениями друг друга (особенно это характерно для опрошенных девушек; мужчины к женщинам относятся чуть более последовательно, что подтверждает тезис о том, что мужчины больше доверяют своему рассудку, т.е. они менее примативны).
         В этой «перевёрнутости» требований рассудка и инстинкта и видится главная причина затруднений высокообразованных людей в поисках супруга. Традиционно принято считать, что проблема – в высоте требований. Сами по себе требования могут быть и не очень высоки, но они очень противоречивы – сердце хочет того, что рассудок справедливо отвергает, а пожелания рассудка не устраивают сердце. В самом деле, такие качества, как доброта, порядочность, честность, уважение других людей, тактичность, да совесть наконец, справедливо считаются признаками культурного, порядочного человека, и хорошего супруга, но вместе с тем, с первобытных позиций это всё признаки низкого ранга в иерархии!!!
       В ходе этих рассуждений невольно закрадывается крамольная мысль о том, что былая практика соединения пар по усмотрению родителей не так уж и плоха, несмотря на её очевидные издержки. Конечно, в условиях нынешнего культа любви глупо ратовать за её возрождение – кроме бури протестов и шквала насмешек ни к чему не приведёт. Да я и не могу представить, как это реализовать в наше время. Но ведь дело, по сути, в следующем: родители, подбирая пару для своих детей, даже если и имеют в виду свои интересы, оценивают претендентов скорее с цивилизованных позиций, производя, таким образом, самоселекцию вида HOMO SAPIENS в направлении роста уровня культуры и цивилизованности.
    Доверяясь зову инстинктов, человечество медленно дрейфует назад, в первобытное стадо,
        и по-моему, некоторые признаки такого дрейфа мы уже наблюдаем. Становится немодной интеллигентность, чуткость, взаимоуважение; напротив, с экранов и страниц культивируются сила и напор, необузданность и невоздержанность в желаниях. Списывать всё это на влияние бытовой культуры некорректно. Бытовая культура – есть обобщённое отражение природной культуры всех людей. «Мыльные оперы» наиболее популярны среди немолодых людей, вся сознательная жизнь которых прошла в советское время, когда прививались совсем другие идеалы.
       Ослабление вышеупомянутого отбора приводит сначала к росту примативности и среднего рангового потенциала, а затем на этой базе и к падению уровня культуры. А там глядь, Эйнштейн окажется прав – в четвёртую (если уже не в третью) мировую воевать будут дубинками…
      Короче говоря:
    • Следование инстинктам (т.е. чувствам) при выборе брачного партнЁра противоречит современным идеалам моногамного брака, и не способствует селекции вида HOMO SAPIENS в направлении роста альтруистичности и культуры;
    • однако оно может способствовать росту средних физиологических показателей, наблюдаемых в частности, как акселерация.
    Про алкоголь

    Наше сознание определяют три вещи:
    Бытие, битие, и питие.
    (приписывается К. Марксу)

       В ходе вышеупомянутого опроса выяснялось также и отношение к алкоголю, почему-то не попавшее в эти таблицы, и выяснилось, что мужа девушки хотели бы разумеется непьющего, но на практике трезвость юноши не давала ему решительно никаких преимуществ перед пьющими, и даже скорее наоборот, вызывала какую-то настороженность. Алкоголь, подавляя высшие проявления рассудка, привносит в облик человека определённую скотоподобность, столь любезную первобытным инстинктам. Вы кстати, и сами могли бы заметить, как часто это судьбоносное для каждого человека (да и всего человечества…) решение принимается по пьяни. И вообще, как тесно связано взаимоотношение полов с алкоголем. Любовь, и без шампанского ?!
         Эксперименты на животных дают очень интересные для нас результаты:
    Алкоголь повышает низкий ранг, и снижает высокий!
        В этом одна из причин неэффективности «сухих законов», и прочих мер борьбы за трезвый образ жизни. Без освобождения первобытных инстинктов и повышения рангового потенциала, проще всего достигающиеся алкоголем, человечество затруднилось бы с собственным воспроизводством. И особенно трудно было бы самым достойным людям, олицетворяющим цивилизованное, культурное общество – низкоранговым и низкопримативным. Приходится только сожалеть о негативных издержках его употребления, а также о том, что больше всего алкоголь употребляют те, кто в освобождении инстинктов меньше всего нуждается.
         Поскольку среди животных алкоголиков не бывает, то половой отбор не знает что это такое, а потому тот факт, что некий конкретный мужчина – откровенный пьяньчуга, практически никак не влияет на его популярность среди женщин. Причём большинство женщин, которые «влипли» в такого мужа, приводят примерно одинаковую отговорку: «Думала – начнет семейную жизнь (станет отцом и проч.) – бросит пить». На вопрос: «С чего это вы взяли?», – внятного ответа как правило не следует.
      Короче говоря:
    • Алкоголь, «выпуская на волю» первобытные инстинкты, а также нивелируя ранговые потенциалы, облегчает сексуальное сближение, чем повышает шансы для низкоранговых; однако общеизвестны и негативные последствия его употребления.
    • Поскольку инстинктивный половой отбор ничего не знает про алкоголизм, то признаки злоупотребления им никак не препятствуют подсознательному предпочтению потенциального партнёра.
    О внебрачных детях и безотцовщине

    Сон разума рождает чудовищ
    (Ф. Гойя)

         Очевидно, что отцами таковых в подавляющем большинстве случаев являются «поручики» – независимо от того, произошло это действо в браке или нет. Даже если внебрачный ребёнок растёт в полной семье (с отчимом – который бывает, даже не в курсе…), то окружающие очень часто отмечают его «трудность». Общеизвестно также, что внебрачные дети – нередкие завсегдатаи криминальных компаний. Обычно эвфемизмом «трудность» обозначается неуправляемость ребёнка цивилизованными методами, свидетельствующая о его высоком ранговом потенциале.
         По традиции принято списывать «трудность» или криминальность ребёнка на проблемы воспитания детей в таких условиях. Конечно, эти педагогические проблемы действительно имеют место, но специфическую высокоранговую и высокопримативную психику ребёнка формируют вовсе не они. Тут правит бал наследственность. Скажите, мужчина, бросивший женщину в положении, – порядочен? Как минимум, не очень. Впрочем, самцы в первобытном стаде только так и поступали. А имеют право те качества, которые обусловили его непорядочность, передаться по наследству?
         Еще раз напомню, что исходный ранговый потенциал – есть нечто врождённое, его достаточно хорошо видно уже у грудных младенцев. Высокая или низкая врождённая примативность проявляется позже. Как уже было сказано, чем выше примативность ребёнка, тем больше требуется педагогических усилий для воспитания культурного человека. Важно также, чтобы педагог обладал не меньшим, чем ребёнок, ранговым потенциалом (обычно говорят: «педагог должен быть авторитетен для ребёнка»), иначе, все эти педагогические усилия будут разбиваться как об стенку.
         Исследования однояйцевых близнецов, разлученных в младенчестве, показывают, что роль наследственности в педагогике определЁнно принижается, и всё исправить (как впрочем и испортить) воспитанием нельзя. Нередко такие близнецы, с младенчества живущие в разных странах, ведут себя, как неразлучно выросшие в одной семье. Это принижение роли наследственности в мировой, а особенно в марксистской педагогике восходит к утопическим и идеалистическим представлениям гуманистов прошлого – предтечей марксизма.
         Можно считать доказанным, что дружелюбие, или его важнейшие компоненты, предопределены генетически. Человек вывел собаку, отбирая для воспроизводства самых дружелюбных щенков волка.
      Короче говоря:
    • Зачатие ребёнка по любви (вопреки популярному тезису) – НЕ есть обстоятельство, само по себе способствующее проявлению у этого ребёнка любви к окружающим и высоких морально-нравственных качеств. Поскольку женщины склонны влюбляться в эгоистичных мужчин, то ребёнок зачатый по любви, скорее будет предрасположен к такому же эгоизму.
    • Проявлению у ребёнка любви к людям способствует его зачатие от родителя, проявляющего НЕПОЛОВУЮ любовь к людям вообще (альтруизм).
    О мужьях и любовниках

    Кто такой любовник?
    То же самое, что и муж, только ему
    не приходится мыть посуду.
    (анекдот)

    Все болезни – от нервов.
    Вот только сифилис – от любви.
    (старый медицинский анекдот)

         Здесь мы не будем рассматривать любовника, как источника материальных благ; рассмотрим любовника как средство сексуального удовлетворения женщины.
         Доказано, что физиологически любую женщину может удовлетворить любой мужчина (если конечно, не рассматривать органические патологии типа полного отсутствия гениталий), – большинство случаев неудовлетворенности находится в нервно–психической сфере. Достаточно отметить, что большинство таких неудовлетворяемых женщин получают удовлетворение при мастурбации. Удовлетворяет женщину не половой член, а МУЖЧИНА. Причём не столько как физическое тело, столько как ОБРАЗ, в той или иной степени соответствующий каким-то критериям. Если этот образ соответствует этим критериям в достаточной степени, то у женщины возникает «настрой» на этого, возможно вымышленного, мужчину. Он может носить характер влюблённости, заинтересованности, любопытства очарованности, и ещё бог знает чего… Без этого «настроя» удовлетворение проблематично, особенно для высокопримативных женщин. Но если одни женщины с легкостью настраиваются на любого мужчину, то другие почему-то – на одного из многих сотен… Очевидно, что первые имеют скорее всего, низкий ранговый потенциал и/или низкую примативность, вторые – высокий; и «настрой» гораздо чаще возникает в отношении мужчины, чей ранговый потенциал не ниже собственного, а поведение согласуется с первобытными брачными ритуалами. Случаи, когда нет удовлетворения с мужем, но удовлетворяет акт изнасилования, хорошо это иллюстрируют – изнасилование чаще всего происходит в весьма скотской форме, как это делали в первобытном стаде высокоранговые самцы. Это явление между прочим, в числе не последних причин того, что изнасилованные женщины не всегда заявляют об этом событии в органы правопорядка; бывают даже случаи, когда они насильников защищают и выгораживают! Выйдя же замуж по решению рассудка, женщина, бывает остается неудовлетворенной, по крайней мере, первое время, пока не выработается привычка к этому мужчине. Стерпится – слюбится.
         Вам хочется заставить мужа стирать белье, мыть полы, ухаживать за ребёнком, и т.п.? А занимались ли столь презренной деятельностью высокоранговые самцы в первобытной стае? Если вам удастся это сделать (что маловероятно, если он к этому не был склонен сам по себе), то ваш рассудок, возможно, будет доволен какое-то время. Однако, ваше первобытное «Я» тотчас же отметит снижение статуса этого самца, и… вам захочется завести любовника.
      Короче говоря:
    • Наиболее вероятно сексуальное удовлетворение женщины с подсознательно привлекательным мужчиной. Причём на рассудочном уровне он может быть неприятен вплоть даже до отвращения. Если такой подсознательной притягательности этого мужчины нет (даже при рассудочно высокой его оценке), то попытка достичь удовлетворения совершенствованием только техники секса вряд ли даст эффект. Наиболее же вероятно притяжение к высокоранговому и высокопримативному мужчине, которые и преобладают среди успешных любовников.
    • Выход замуж по рассудочным соображениям (за доброго, честного, порядочного…), при всех плюсах такого решения, может быть первое время чреват проблемами с вашим сексуальным удовлетворением.
    Так кого же больше?

    У меня было сорок фамилий
    У меня было семь паспортов
    Меня семьдесят женщин любили
    У меня было двести врагов…
    (В. Высоцкий)

       В прессе и в неформальном общении часто звучит мнение, что в одиночестве женщин виновата нехватка мужчин. Однако известный факт: мальчиков рождается больше, чем девочек! Из результатов переписи населения России можно отчетливо видеть, что изначальное преобладание мальчиков сохраняется и среди мужчин вплоть до 35-летнего возраста, от 35 до 45 их примерно поровну, далее наблюдается отчётливое преобладание женщин. Тот факт, что женщин В СРЕДНЕМ больше чем мужчин, вводит общество в заблуждение – 50 – 70-летние женщины (которых и в самом деле намного больше) уже не представляют реального интереса как брачные и сексуальные партнёры. В репродуктивном же возрасте мужчин больше. Подробнее – здесь. Это значит, что среднестатистическая женщина имеет выбор в течение всего репродуктивного периода, что очевидно имеет глубокий биологический смысл.
         Полагаю, что здесь имеет место сильная наблюдательная селекция – женщины о своих проблемах с замужеством рассказывают часто и без особого стеснения, а для мужчин такие проблемы всегда были делом постыдным, потому тщательно замалчиваются. Ну а дитя не плачет – мать не разумеет. Нехватка мужчин могла бы иметь место, если бы одна женщина могла быть замужем за несколькими мужчинами, хотя бы неофициально. Тогда бы другим действительно не доставалось. На практике, женщины гораздо более склонны сбиваться в тайные гаремы при высокоранговых женатых мужчинах, и при этом часто проявляют им такую завидную верность, что другим мужчинам, даже свободным, там просто нечего делать. И такие женщины считаются одинокими! Между тем, раз уж мужчин и женщин примерно поровну (проценты не в счёт, да и те в пользу женщин), то по «закону сообщающихся сосудов», чем больше женщин в гаремах у одних мужчин, тем больше других вынуждены изображать убеждённых холостяков. Мужчина, работающий любовником при замужней женщине, как правило женат, и он никогда не бывает им обоим настолько верен, чтобы у других женщин не было шансов.
      Короче говоря:
    • Мнение о том, что женщинам трудно выйти замуж из-за нехватки мужчин – есть массовое заблуждение, основанное на поверхностном знакомстве со статистикой, усугублённое скрытностью мужчин в своих брачно-сексуальных проблемах.
    Происхождение семьи, проституции и промискуитета

    Светлой памяти Ф. Энгельса посвящается…

         Исследования брачного поведения животных показывают, что следует различать семью как хозяйственную единицу, и группирование особей с целью спаривания. То, что на практике обе эти роли очень часто совмещаются, ещё не означает что иначе просто не может быть.
         Например у тех видов, у которых один из родителей в состоянии вырастить детёнышей в одиночку, семья, как хозяйственная единица состоит чаще всего лишь из этого родителя и детёнышей. Стало быть объединение самки с самцом здесь преследует цель исключительно спаривания, к семейной жизни (в нашем понимании) не имеющее никакого отношения. То же можно сказать и о видах, практикующих R-стратегию размножения, когда родители совсем никак не заботятся о потомстве. Это – один полюс брачного мира.
         Для других видов, взращивание детёнышей которых уже невозможно без помощи извне, появляется резон привлечь второго родителя для этой помощи. Виды со строго парной организацией семьи (например – птицы, особенно птенцовые) являют собой другой полюс брачного мира. Здесь спаривание и выращивание потомства выглядят чем-то естественно нераздельным. Однако! Как уже было сказано, в таких парных семьях «супруги» отнюдь не всегда соблюдают копулятивную верность. У тех же птиц до четверти всех птенцов колонии генетически могут быть неродными «законным мужьям», хотя в хозяйственном отношении такие пары могут являть собой идиллическую картину.
         Впрочем второй родитель – не единственно возможный помощник в этом деле. Можно ведь привлечь бабушек, сестёр, образовать какое-то подобие детского сада, и прочее и прочее. Например, зайчиха кормит молоком первого попавшегося ей зайчонка, не обращая внимания на степень его родства. Какой же путь предпочтительнее? Если «основной» родитель (т.е. тот, который выполняет основную работу по уходу за потомством – чаще самка, но бывает и самец) нуждается лишь в дополнительной помощи, не носящей принципиально важного характера, то предпочитается как правило именно помощь со стороны всей группы в целом. Так поступают например, многие псовые. Однако если требуется помощь на грани самопожертвования, то этот путь становится ненадёжным. Здесь уже требуется «личная преданность».
         Как в этом смысле обстояли дела у наших предков? «Основным родителем» была очевидно самка. Столь же очевидно, что далеко не каждая бабушка тогда доживала до рождения внуков, а у сестёр – свои дети, да и охотники из женщин явно хуже, чем из мужчин. В то же время, ребёнок или плод, лишённый в достатке белкового питания, мог пострадать от алиментарного (пищевого) маразма. В этих условиях, помощь со стороны мужчин должна была носить основной характер, хотя и не исключающей вспомогательной помощи других членов группы.
         Характерной особенностью поведения гоминид является полное отсутствие инстинктивных программ заботы самцами о маленьких детёнышах, да и о самках вне периода течки тоже. Когда наши предки еще не отличались от обычных обезьян, то в этом не было необходимости – самки вполне справлялись сами, или с небольшой помощью бабушек. Но когда наши пращуры встали на две ноги, а объём их мозга начал увеличиваться (с соответствующим ростом интеллекта), то самки в одиночку справляться перестали. Ведь с одной стороны, увеличилась голова плода, с другой стороны – прямохождение сузило таз пра-женщин. Это затруднило роды настолько, что с общебиологических позиций ребЁнок вынужден рождаться сильно незрелым, а значит совсем беспомощным, чтобы пройти по родовым путям. С третьей стороны, рост интеллекта предполагает удлинение периода формирования и обучения мозга, то есть – ещё большее удлинение детства, а значит и периода беспомощности ребёнка. Действительно, срок детства у человека, по отношению к времени жизни – самый большой среди всех животных: детство составляет порядка четвёртой – пятой части всей жизни. У детей наших пращуров детство было конечно, покороче. Если современный ребёнок практически беспомощен до примерно 6 лет, то у HOMO ERECTUS беспомощность длилась видимо порядка 2 лет, что впрочем достаточно долго.
         Итак, что мы имеем: ребёнок с матерью нуждаются в длительной и достаточно пристальной заботе, формирование умного мозга требует белковой (фактически – мясной) пищи, которую мать, связанная беспомощным ребёнком по всем четырём конечностям добыть не могла, а инстинкта заботы о самке у самца нет. Интеллект, который мог бы принять рассудочное решение о такой заботе – в зачатке, и на такое ещЁ неспособен. Как же быть?
         Поскольку инстинктивные программы поведения не могут возникать на пустом месте, то нужно рассмотреть, от каких других инстинктивных действий могли бы произойти инстинкты заботы о самках и детях у пра-мужчин. Что может послужить основой для выработки инстинкта отцовства? Наиболее реальный путь – через половую привязанность. Однако для её использования имеется очень важное препятствие! Дело в том, что половая активность самок (а нередко – и самцов) у большинства видов носит отчЁтливо выраженный циклический характер. Их половая готовность длится всего несколько дней в году; вне этого периода (периода течки) самки таких видов совершенно неспособны к спариванию! Вместе с тем этот путь наиболее эффективен, так как сексуальная привязанность – одна из наиболее сильных. И едва ли не единственный путь решения этой проблемы – расширение временных границ течки (точнее, расширение границ способности самки к спариванию безотносительно к возможности оплодотворения), и скрытие внешних признаков самого момента овуляции. И в самом деле, в своей круглогодичной сексуальной готовности женщины уникальны во всём живом мире. Если круглогодичная половая готовность самцов – явление довольно частое, то менструации наблюдаются только у самок вида HOMO SAPIENS, и более ни у кого.
         Теперь уже самке есть что предложить! Самец таким образом, уже получает стимул к её подкармливанию в течение всего репродуктивного периода (и другим видам заботы о ней), причём оплодотворение этой самки, в общем случае может в виду не иметься. Точнее – самец, в соответствии с принципом неограниченности своей сексуальной экспансии, стремится к максимальному количеству оплодотворённых самок, и где-то подсознательно заинтересован, чтобы эта самка от него забеременела. Особенно если учесть, что «алименты» платились не за количество детей, а за количество спариваний. Пра-женщине же для рождения детей нужно лишь одно зачатье в год, и не от кого попало, а от самого здорового и высокорангового. А кто же будет её кормить?
         Высокоранговый как кормилец – мечта, но увы мало реальная. Добытчик-то он неплохой, (в том числе за счёт грабежа низкоранговых); но ведь он пользуется большим спросом, и всех самок, которые его хотят, прокормить не в состоянии. Разве что одну – две «любимых жены». Да и нет у него стимулов к этому! Зачем ему платить за спаривание, если он его имеет бесплатно? Если бы было возможно высокорангового захватить монопольно (что, как уже сказано – предел мечтаний), то все проблемы были бы разом решены. Однако такой монопольный захват высокорангового самца был практически невозможен. Даже «любимая жена» не могла на него рассчитывать. На предпочтительную (опять же – не монопольную) подкормку – могла, а на сексуальную верность – нет. Казалось бы, сексуальная верность сама по себе самке была не очень-то и нужна – уж раз в год он её оплодотворит! Однако, сексуальная неверность такого самца была чревата самке, во-первых, опасностью потери статуса «любимой жены», а во-вторых снижением интенсивности половой жизни именно с ней, а это – недобор удовольствий (низкоранговые самцы в этом – замена плохая, того удовольствия они не доставляют). И далее, потеря статуса «любимой жены доминанта» означает и снижение собственного ранга этой самки в иерархии. Но это мы всё о «любимой жене», каковыми чаще всего становились самки с достаточным ранговым потенциалом. А как быть остальным?
         Очень просто! Для зачатья детей и для собственного удовольствия предпочитался высокоранговый самец, вызывая ревность его «любимых жён», и одновременно пудрились мозги нескольким низкоранговым, осыпающим их подарками в трепетной надежде на долгожданный акт, который самкой по возможности оттягивался. Вплоть до полного уклонения – в пользу высокорангового. Но при всЁм при этом у низкоранговых самцов зачастую просто не было другого выхода, кроме как оплачивать свой доступ к телу. Даже при том, что отцом большинства детей этой пра-женщины скорее всего будет не он. Такая практика, по сути является разновидностью полиандрии. Замечу кстати, что эта необходимость для самок иметь кормильца открыла для низкоранговых реальную возможность передавать свои альтруистические гены потомкам. Не с этим ли связано наблюдаемое последнюю пару сотен тысяч лет резкое ускорение социальной эволюции человечества, обусловленное усилением альтруистических тенденций в поведении людей?
         Далее, в ходе экономического развития человечества, при переходе от собирательства к воспроизводящему хозяйству (иногда называемом «неолитической революцией»), в какой-то момент для женщины стало излишним кормиться у нескольких разных мужчин – стало хватать одного, или одного богатенького на нескольких, да и она сама стала экономически более значимым субъектом. В этих условиях, раз уж исчезла необходимость кормиться у многих, автоматически исчезла и необходимость этим многим и отдаваться! В силу этого представляется естественным желание наших предков зафиксировать брачный союз (моно– или полигинийный), что не только отвечало новым экономическим реалиям, но и препятствовало распространению венерических заболеваний. Автоматически это отвечало и каким-то идеалам справедливости – вместо первобытного «у одного самца всё; у остальных – ничего» появилось «каждому мужчине – по женщине». Я не склонен преувеличивать влияние идей равенства на людей времён неолитической революции, но в нашем случае это равенство получалось как побочный эффект вышеуказанных факторов, как самостоятельный фактор вряд ли сильно значимый. Тем более, что поначалу преобладающей была именно полигиния, как наиболее привычная для высокоранговых, но весьма несправедливая к низкоранговым.
         Ещё одно важное замечание. Отношение к самке как к товару, который можно купить (и который не возражал против того, чтобы быть купленным!), умноженное на отсутствие инстинкта заботы о самке привело в конце концов к системе отношений, известных как патриархат. Матриархата же, как сколь-нибудь массового явления не было у наших предков по крайней мере 10 млн лет, с тех пор как они переселились в саванну, а может и никогда. Для этого не было ни инстинктивных, ни экономических, ни иных предпосылок. Наоборот, по причине большой опасности жизни в саванне, возрастала роль самцов как защитников, со своеобразной милитаризацией популяции, повлекшей за собой предоставление привилегий защитникам (в том числе – за счёт ущемления «прав» самок). Практика исчисления родства по матери у некоторых народов отражала лишь невозможность достоверного определения отца при активном промискуитете, и более ничего. Но всё же, поскольку патриархат оформился относительно поздно, в инстинктах закрепился слабо, а потому никак не мог отменить фундаментального принципа незаменимости самки, которому по меньшей мере полмиллиарда лет. Как только юридический прессинг ослабевал, так выбирающим субъектом опять становилась женщина. Вспомним хотя бы средневековых рыцарей. И более того, даже в разгар патриархальности сам жених невесту не выбирал – это делал кто-то третий (обычно – родители).
      Короче говоря:
    • Предпосылки для привлечения самцов к участию в воспитании детёнышей у наших предков возникли при переходе к прямохождению и увеличению размера мозга, в результате чего младенец стал рождаться беспомощным, а его детство сильно удлинилось. Из этого последовала необходимость материальной поддержки пра-женщины в период вынашивания и выращивания ребёнка, который без такой поддержки просто не смог бы выжить.
    • Стимулом для такой поддержки для самцов могла быть (и стала!) лишь постоянная сексуальная готовность пра-женщин, ни у каких других видов более не встречающаяся.
    • В результате, спаривание стало использоваться для двух независимых целей: как и прежде – для зачатья детей, и – для оплаты материальных благ, предоставляемых самцами. В силу слабой взаимозависимости этих задач, вовсе не обязательно, чтобы в первом и втором случае самцы должны быть одними и теми же, то есть имела место своеобразная смесь полиандрии и полигинии, причём полиандрический компонент был обусловлен главным образом материальными причинами.
    • Переход же к современному моно– и полигинийному браку был обусловлен экономическим развитием человечества, избавившим женщину от материальной необходимости отдаваться многим мужчинам.

    1 [2] 3

    новости    психология    этология    нлп    тесты    конференция    ссылки   вверх


    Copyright @FOLLOW 2000-2006
    Designed by follow.ru